Українські народні казки

Украинские народные сказки

Если народные сказки созданы совокупным творческим гением всех народов мира, то стоит ли говорить о самобытности украинских сказок?

Стоит! Украинские народные сказки существуют так же, как сказки немецкие, французские и другие. Ведь не сказки мигрируют по миру, а лишь сказочные мотивы и сюжеты. И каждый народ из тех странствующих мотивов строит свои сказки, как искусный мастер строит дома из отдельных кирпичей или камней.

Имеет ли украинская сказка свои особенности, чем отличается она от других сказок?

В украинской сказке уделяется много внимания бытовым реалиям. Рассказчик обычно перечисляет все, что дал отец дочери на приданое, все, что крестьянин приобрел для своего хозяйства за счастливо полученное сокровище. Это иногда не в пользу литературным качествам сказки, но, с другой стороны, украинские сказки содержат богатый материал для изучения материальной и духовной истории украинского народа.

Характер нации и обстоятельства ее жизни отражаются в народных сказках, и украинские сказки отличаются от тех же сказок братьев Гримм, как отличается украинец от немца. Михаил Грушевский справедливо говорил об «органическоме усвоении международных, путешествующих тем украинским элементом». Этот украинский элемент наполнял интернациональную тему украинским содержанием и украинским духом.

Украинская народная сказка, несмотря на её многообразие, составляет единый, монолитный блок нашей народной культуры, образованный несколькими мощными пластами, которые возникли в разные исторические эпохи. Древнейшие сказки сложились задолго до возникновения государственных образований на нашей земле, до принятия нашими предками христианства. Это, прежде всего, сказки о животных, много фантастических сказок, например, сказки об одноглазом чудовище, о Яйце-райце, о Котигорошке.

Совершенно очевидно, что большинство христианских легенд и легендарных сказок возникли на протяжении нескольких последних столетий, когда христианское мировоззрение окончательно утвердилось в сознании всех общественных слоёв, когда и наши крестьяне на церковных богослужениях лучше познакомились с библейскими сказаниями. Непосредственное знакомство с Библией затруднялось тем, что наш народ не имел Библии на родном языке.

Широко бытовали легендарные сказки об Иисусе Христе и его учениках Петре и Павле, о Матери Божией, о христианской добродетели во всех ее проявлениях. А иногда библейские сказания трансформировались в народные сказки, обростая украинскими реалиями, в частности сказания о Соломоне, об Иосифе и его братьях, о Самсоне. В общем, все сказки и легенды такого рода свидетельствуют о глубокой религиозности нашего народа.

В то же время есть много бытовых сказок позднего происхождения, в которых осуждается и высмеивается неправедная жизнь церковнослужителей. В советские времена охотно печатали сатирические сказки о попах и дьяках с целью доказать, что украинский народ осуждал бога и религию вообще. Такой недобросовестный приём широко использовался в так называемом атеистическом воспитании.

Последний, самый поздний пласт наших сказок — это бытовые сказки. В них отражены все стороны жизни украинского сельского люда.

Однако было бы ошибкой считать, что все бытовые сказки сложились недавно. Тогда каждый регион и каждая местность имели бы свои, отличные от других сказки. (Именно такого мнения придерживался автор этих строк, когда начинал работу по сбору фольклорных материалов). На самом деле это не так: многие сюжеты бытовых сказок распространены по всей Украине — как на территории, входившей в состав Австро-Венгрии, так и на тех землях, которые веками принадлежали Российской империи. Такова, например, сказка о строптивой женщине, которую хитро и умело укрощает молодой человек. Этот сюжет бытует везде и во многих вариантах. Могла бы так распространиться, преодолевая государственные границы, и разветвиться на много вариантов любая сказка за короткое время? Конечно, нет. Для такого процесса требуются века.

Иногда сказку, о которой думал, что это сугубо местный сюжет, неожиданно обнаруживаешь в местности, удаленной от места предыдущей находки на сотни и сотни километров. Так было с оригинальной сказкой о ленивой и тупой женщине, с которой человек тяжело мучился, потому что расторгнуть брак когда-то было невозможно. Эту сказку я записал в Северной Бессарабии (Хотинский район) в 1976 году, а через 15 лет неожиданно для себя наткнулся на нее в глубине Закарпатья (Перечинский район), которое до 1945 года на протяжении почти тысячи лет не входило в общее государственное образование с Бессарабией и не имело с ней политических, экономических и миграционных связей. Как уже было отмечено, пути распространения сказок часто непостижимы. И это касается не только сказок древнего происхождения, но и более поздних, бытовых.

Николай Зинчук

Содержание

Источники

  • Украинские сказки и легенды. Издательство «Таврия», г. Симферополь. 1971 г. 352 c.
  • Украинские народные сказки: Сб.: Для дошк. и мл. шк. возраста /Пер. с укр.; Худож. В. Г. Мельниченко. — К.: Вэсэлка, 1990. — 222 с: ил.
  • Сказки народов СССР. Т. 1-2. / Сост., вступ. ст. и примеч. В.П. Аникина. М., 1986.
  • Сказки Верховины. Закарпатские украинские народные сказки. Составитель Л. Ш. Чендей. Художник Л. И. Левицкий. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1965 г. 392 с.
  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.