Как крестьянин с медведем хозяйствовали

Украинская народная сказка

КАК КРЕСТЬЯНИН С МЕДВЕДЕМ ХОЗЯЙСТВОВАЛИ — Украинская народная сказка о животных
КАК КРЕСТЬЯНИН С МЕДВЕДЕМ ХОЗЯЙСТВОВАЛИ — Украинская народная сказка о животных

Было это давно. Жил на свете бедный крестьянин, была у него жена и полная хата детей. А дети мал мала меньше и работать еще не умели.

Растет в хате беда да нужда, гнетет и мучает голод детвору. Не знает крестьянин, за что и взяться. Летом едет в лес по дрова, чтоб хоть какую-нибудь копейку заработать. А с того заработка трудно большую семью содержать. Нет у крестьянина земли, чтоб вспахать да посеять, полоска-то у него вся, на чем хата стоит.

Бедняцкая хата на лесной опушке. Только настанет зима, берет крестьянин самотяжные санки и идет в лес по дрова.

Однажды пошел крестьянин с саночками в лес и забрел в дремучую пущу. Мало кто там и бывал. Идет, идет, выбрался к высокой горе и попал на широкую долину. И думает про себя: «Скорчевать бы тут лес, была б пашня. А на ней бы хлеб уродился».

Зима еще не прошла, и крестьянин принялся лес рубить. Дерево, что потоньше, везет домой, а толстые стволы сваливает в кучу, думает, что по весне сожжет их и удобрит пеплом землю.

Долго рубил крестьянин лес. Много дров навозил он к себе домой. Но подошла весна, растаял снег. И ушел крестьянин жечь нарубленный лес. Тонкие ветки он обрубал и складывал в кучу. А большие стволы сдвинуть с места не может. А как раз в марте месяце выходили из своих берлог медведи. Вылез из берлоги старый бурмило, видит, как мужик мучается, подошел поближе и говорит:

— Ты что, человече, тут делаешь?

— Да хотел бы под пашню поле очистить. Тут далеко, лесники сюда не придут, никто не увидит, где я хозяйничаю. Дети-то у меня голодные, жена голодает, и я сам бедствую. Такая большая нужда, что, видно, с голоду пропадать придется.

Призадумался Медведь и говорит:

— И мне зимой трудно, вот сижу в берлоге да лапу сосу. Кабы принял ты меня в товарищи, то мы землю бы вместе обработали, а потом урожаем поделились. Вижу, что ты все деревья собрать не в силах, я тебе помогу.

Подумал крестьянин: «Дело оно подходящее, Медведь силен, бревна сложит легко».

И сговорились крестьянин с Медведем вести хозяйство сообща. Пошла работа ладиться. Бревно тяжелое, а Медведь его легко катит с места на место. Крестьянин только распоряжается.

Начали Медведь и крестьянин полевые работы. Поле было уже чистое, колоды сожжены. Копает крестьянин мотыгой, а Медведь — когтями. Вот и поле уже вскопано, садить да сеять пора.

— Ну, — говорит крестьянин, — давай сговоримся, что твое будет — вершки или корешки?

Подумал Медведь: «Видывал я такое, что над землею родится... Попрошу, что сверху».

— Мне вершки.

— Ладно!

Подготовил крестьянин семена, посадили на паленинах много картошки. А на вскопанных полосах, где палы, земля хорошо родит. Взошли семена, стала картошка расти. Листья на палежах такие, что поглядеть любо — цвету темного. Подошло время картошку окучивать. Крестьянин мотыгой окучивает, а Медведь — когтями. Так окучили раз, другой.

После второго окучивания стала картошка созревать. А был крестьянин не глупый, уже летом начал носить урожай по мешку домой.

Пошло житье получше. Дети уже не голодные.

Настала пора собирать урожай. Пришли крестьянин и Медведь на ниву. Говорит крестьянин:

— Видишь, люди-то уже урожай собирают. Давай и наш собирать. А не соберем, снегом его занесет.

Вырывает Медведь ботву, в кучи складывает, на спину взваливает и несет в свое зимовье. А крестьянин спокойно копает себе картошку, теперь уж ботва ему не мешает. Накопал много картошки, был урожай хорош.

Ушли с поля крестьянин и Медведь, ждут зиму. Пока не было снега, Медведь кое-как пробавлялся — выходил на подножный корм, ботвою питался. Но подошла зима, и настало голодное время. Пробует есть ботву, а она невкусная стала Понял Медведь, что промахнулся.

— Вот придет весна, будет по-другому. Возьму я себе то, что под землей.

Трудно, бедно пришлось зимовать Медведю, еле дождался весны. Наступило тепло. Повстречал Медведь крестьянина на поле.

«Будем теперь по-другому делиться!» — подумал Медведь и говорит мужику:

— Обманул ты меня, я еле живой остался. Теперь бери себе вершки, а я возьму корешки.

— Ладно.

Принес крестьянин кукурузные семена. Засеяли кукурузой поле, посевы взошли, начали стебли расти. Пора кукурузу окучивать. Окучили раз и второй раз окучили.

Подошла осень. Нанял крестьянин воз, собрался в лес за урожаем.

— Твое — сверху, мое в земле! — говорит Медведь.

Принялись собирать посеянное весной. Крестьянин наломал немало початков, урожай был хороший. А медведь вырывает из земли корешки.

Настала зима. Крестьянин е детьми не бедствует, а Медведь голодает. Рассвирепел он и думает: « Как увижу крестьянина, убью его, чтоб больше меня не дурил!».

Вышел крестьянин в поле, встречает его Медведь:

— Ты два раза меня обманул, теперь я убью тебя. Коль живым останешься, опять меня обманешь.

— Добре, — говорит крестьянин, — Хочешь убить, убивай. Только дай мне проститься с женой и детьми.

— Ладно, ступай! Простись с семьей и назад возвращайся. Тут я тебя и съем.

Идет крестьянин пригорюнившись. Встречает его лиса, говорит ему:

— Ты о чем, человече, печалишься?

— Да что тебе рассказывать, разве ты мне поможешь?

— А может, и помогу. Только скажи, какая у тебя беда? Рассказал крестьянин историю с Медведем, как вместе землю с ним обрабатывали, как сеяли, как урожай делили. Рассказал и про то, что Медведь остался недоволен, что собирается его убить и отпустил его с женой попрощаться.

— Коли дашь мне мешок кур, я тебя обороню.

— Дам, только оборони.

— Ступай домой, возьми топор и сани, на которых ты ездил зимой по дрова. Стань на то место, где ждет тебя Медведь. А я взойду на высокую гору и буду звать:

— Человече, ого-го-го! А ты отзывайся:

— Го-го-го!

Я буду тебя спрашивать.

— Видал ты Волка и Медведя?

А Медведь спросит:

— Пошто тебе Волк и Медведь? А я ему:

— Их призывают в войско!

Как услышит это Медведь, станет просить, чтобы ты сказал, что не видел его. А я опять буду спрашивать:

— Кто возле тебя? Медведь скажет:

— Скажи, что колода.

— Возле меня колода.

А я опять тебя буду звать.

— Человече, ого-го-го!

— Го-го-го!

— Люди колоду к саням привязывают. А Медведь скажет:

— И меня привяжи!

Ты Медведя привяжешь, а я снова:

— Человече, ого-го-го!

— Го-го-го!

— Люди бревно с ветками не возят, ветки обрубают. Медведь скажет:

— Бери топор да размахивай, будто рубишь. А ты Медведя руби.

Послушался крестьянин совета, домой воротился, рассказал жене про свою беду и что Лиса ему собирается помочь. Взял под мышку топор, взвалил на спину санки и двинулся в лес. Выбежала Лиса на гору и ждет. Заметила она Медведя. И только крестьянин пришел на поле, где ждал его Медведь, Лиса как закричит:

— Человече, ого-го-го!

— Го-го-го!

— Не видал ты Волка да Медведя? Испугался Медведь, говорит:

— Спроси, зачем они нужны?

— В войско призывают! Просит Медведь:

— Ты скажи, что нас не видел.

— Я их не видал.

А Лиса опять зовет:

— Человече, ого-го-го!

— Го-го-го!

— А что возле тебя? Медведь просит;

— Скажи, что бревно.

— Возле меня бревно.

— Люди бревно в сани кладут! Шепчет Медведь:

— Скажи, что и ты, мол, кладешь,

— И я кладу. Лиса опять:

— Человече, ого-го-го!

— Го-го-го!

— Люди бревно к саням привязывают! Медведь тихо:

— Скажи, что и ты привязываешь. — И я привязываю.

Взял крестьянин цепь, привязал Медведя к саням. А Лиса опять:

— Человече, ого-го-го!

— Го-го-го!

— Люди с ветками колоды не возят! Люди ветки обрубают!

Медведь тихо:

— Размахивай топором, будто рубишь.

Схватил крестьянин топор и начал рубить Медведя. Зарубил и шкуру снял. Подбежала Лиса и говорит:

— Давай мешок кур!

— Ступай на село, я дам тебе в селе. Чего же не дать, коль ты меня от смерти спасла.

Собрались, идут. Когда уже подходили, Лиса остановилась у куста и говорит:

— Ступай, человече, домой, сюда кур принеси! Пришел мужик домой, говорит жене:

— Ну, жинка, я, слава богу, жив-здоров. Налови кур, отнеси их Лисе, она меня от смерти спасла.

Пожалела жена кур:

— Еще б Лисе кур давать!

— Не говори глупостей, клади кур в мешок! Они у нас снова разведутся.

Наловила жена кур, сложила в мешок, завязала. Взвалил мужик плату на плечи и несет. Пришел в лес, встретил Лису. Развязал мешок, выпускает кур. Лиса ловит, а куры кудахчут. Прибегает собака. Набросилась на Лису. А та и давай бежать. Только шмыгнула она в нору, а собака и схватила ее за заднюю лапу. Говорит Лиса:

— Слава богу, хорошо, что ты схватила за корень, а не за лапу.

Услыхала собака такие слова, подумала, что Лиса правду говорит. Выпустила лапу и схватила корень. А Лиса забралась в нору и сидит.

Но собака была похитрей. Увидела, что ее обманули, села у норы и ждет. «Должна же она когда-нибудь выйти!» — думает собака.

Долго Лиса не выходила. Но наконец вышла. Проголодалась, пришлось выйти.

Огляделась кругом, перед норой никого нет. И пошла на село, думая там поймать курицу. А собака притаилась, схватила Лису и разорвала ее.

Так избавился бедняк и от Медведя и от Лисы. И сажал он на поле уже не только картошку и сеял кукурузу, а и сад заложил. Выросли яблони, сливы, груши. Поставил бедняк в саду хату, перешел в нее жить, земли-то кругом было здесь куда больше.

Подросли дети. Хлопцы поженились. Каждый из сыновей поставил себе новую хату. Пришли к бедному крестьянину сватать, повыходили замуж за парубков дочки. Зятья поставили себе хаты.

И вот вокруг одной хаты повыстроилось много новых, и разрослось целое село.

А пан, кому принадлежал лес, никак уж не мог согнать людей с земли.

Тут и сказке конец.

Источник и примечания

Самотяжные (или самотяглые) санки — санки, на которых в Закарпатье свозят с гор сено, дрова.

Паленина, пал — гарь, место, выжженное в лесу под посев.

Как крестьянин с медведем хозяйствовали. — Записали П. В. Линтур и И. М. Чендей от сказочника Михаилы Галицы в селе Дулово на Тячевщине (Закарпатье).

Составитель сборника и переводчик Григорий Николаевич Петников

  • Украинские сказки и легенды. Издательство «Таврия», г. Симферополь. 1971 г. 352 c.
  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.
  • Украинские народные сказки: Сб.: Для дошк. и мл. шк. возраста /Пер. с укр.; Худож. В. Г. Мельниченко. — К.: Вэсэлка, 1990. — 222 с: ил.