Названый отец

Украинская народная сказка

Остались три брата сиротами — ни отца, ни матери. Ничего у них нет — ни дома, ни хозяйства. Вот и пошли все трое работу искать. А навстречу дед — старый-старый, белую бороду ветер колышет.

— Куда это вы, детки, идёте? А они говорят:

— На работу наниматься.

— Разве у вас своего хозяйства нет?

— Нет, — говорят. — Если бы к хорошему человеку попасть, мы бы ему честно служили, и послушными были и как отца родного почитали. Тогда дед и говорит:

— Ладно! Коли так, то будьте сыновьями, а я вам отцом буду. Слушайтесь меня — и я вас людьми сделаю, научу, как жить по правде.

Согласились они и пошли с тем дедом. Идут тёмными лесами, широкими полями. Идут, идут и видят: стоит такая аккуратная избушка, беленькая, а вокруг вишни и цветы растут. Выбегает из избушки девушка, сама, как цветочек. Посмотрел на неё старший брат и говорит:

— Жениться бы мне на этой девушке! Да ещё если бы у меня были волы и коровы...

А дед-отец и говорит:

— Ладно, идём сватать! Будет тебе девушка, будут у тебя волы и коровы! Живи счастливо, да только о правде не забывай!

И пошли они сватать девушку. Сосватали, отгуляли свадьбу. Старший брат хозяином стал и в той избе жить остался.

Идут они дальше — уже втроём. Снова перед ними аккуратная изба, а возле неё мельница и пруд. По двору девица-красавица ходит, делом занята — такая работящая. Средний брат и говорит:

— Вышла бы за меня эта девушка, да ещё были бы у меня мельница и пруд, я бы зерно молол и в хлебе до конца дней моих не нуждался.

А дед-отец и говорит:

— Ладно, сынок, так и будет!

Сразу же пошли они в ту избу, сосватали девушку, вот и средний брат устроил жизнь свою, как хотел. Отгуляли свадьбу.

На прощанье и говорит дед-отец:

— Ну, сынок, теперь живи счастливо, да смотри о правде не забывай!

И пошли уже вдвоём: дед-отец и самый младший сын. Идут и видят: стоит ветхая избушка, выходит из неё девушка — красивая, как звёздочка ясная, но такая бедная — заплата на заплате.

Самый младший брат и говорит:

— Мне бы жениться на этой девушке, работали бы мы с ней, и хлеб у нас был бы, не забывали б мы и о бедных людях: и сами б ели, и для других не жалели.

Дед-отец и говорит:

— Ладно, сынок, так и будет. Смотри же только правды не забывай!

Женил старик и этого сына и пошёл себе по свету.

А трое братьев живут. Старший брат так разбогател, что уже и дома каменные построил, червонцы складывает, да только о том и думает, как бы ему тех червонцев побольше собрать. А чтобы бедному человеку помочь, так о том и не напоминай — очень уж скупым он был. Средний брат тоже разбогател. Стали за него батраки работать, а сам он только лежит, ест, пьёт да на других работников покрикивает. А младший просто живёт: если что в доме есть, то с людьми поделится.

Походил дед-отец по свету. А потом вернулся — захотелось посмотреть, как сыновья живут, не разминулись ли с правдой. Приходит к старшему, нищим прикинулся:

— Подайте милостыню, если можно! А тот говорит:

— Не так уж ты стар! Захочешь — заработаешь: я сам недавно на ноги поднялся.

А у него добра — глаза разбегаются: дома каменные, стога, овины, полно скота, деньги...

Ушёл дед. Отошёл, может быть, на версту, остановился, оглянулся на дома да на хозяйство — и сразу же всё добро запылало.

Пошёл он тогда к среднему брату. Приходит, а у того и мельница, и пруд, и хозяйство хорошее. И сам он в мельнице сидит.

Вот дед поклонился низенько и говорит:

— Дай, добрый человек, хоть немного муки: я бедняк, нечего мне есть.

— Жаль, — говорит, — я ещё и для себя не намолол. Много вас тут таких шатается!

Ушёл дед. Отошёл немного, оглянулся — так и охватило мельницу пламенем.

Приходит дед к третьему брату. А тот живёт бедно, изба небольшая, но чистенькая. Пришёл дед — такой оборванный, в лохмотьях.

— Дайте, — говорит, — хоть кусочек хлеба! А тот человек:

— Идите, — говорит, — дедушка, в избу — там вас накормят и с собой дадут.

Заходит он в избу. Хозяйка, как увидела, какой он оборванный, пожалела его, пошла в кладовку, принесла штаны, принесла рубашку, дала ему. Надел он. А когда надевал, она глянула: у него на груди рана!

Посадили они старика за стол, накормили, напоили... А хозяин и спрашивает:

— Скажите мне, дедушка, что это у вас за рана на груди?

— А это, — говорит, — такая рана, что скоро из-за неё умру. Только день и осталось мне жить на свете.

— Ой, беда! — говорит женщина. — И никакие лекарства уже не помогут?

— Есть одно, — говорит дед, — да только никто того лекарства не даст, хотя оно у каждого имеется.

Тогда хозяин и говорит:

— А почему же не дать? Если бы я мог! Знать бы, какое!

— А вот какое! — говорит дед. — Нужно, чтобы хозяин сам поджёг свою избу, со всем добром. А когда всё сгорит, я бы взял золу и посыпал рану — она и зажила бы. Да разве найдётся человек на свете, который бы это сделал?

Задумался самый младший брат. Долго думал, а потом и говорит жене:

— А ты что думаешь?

— А что, — говорит жена, — избу-то мы сызнова построим, а если добрый человек умрёт, то второй жизни у него уже не будет.

— Ну, если так, — говорит муж, — выноси детей из избы.

Вынесли они детей, сами вышли. Глянул человек на избу — жалко стало своего добра! А старика ещё жальче. Взял и поджёг. Мгновенно избу охватило — куда и делась. А вместо неё выросла другая изба, крепкая да красивая.

Дед стоит и улыбается.

— Вижу, — говорит, — сынок, что из вас троих только ты с правдой не разминулся. Живи счастливо!

Тут сразу и узнал хозяин новой избы отца названого. Бросился к нему, а его уже и нет.

Источник и примечания

Перевёл Р. Заславский

  • Украинские народные сказки: Сб.: Для дошк. и мл. шк. возраста /Пер. с укр.; Худож. В. Г. Мельниченко. — К.: Вэсэлка, 1990. — 222 с: ил.