Про бедного хлопца и волшебный перстень

Украинская народная сказка

ПРО БЕДНОГО ХЛОПЦА И ВОЛШЕБНЫЙ ПЕРСТЕНЬ — Украинская народная сказка
ПРО БЕДНОГО ХЛОПЦА И ВОЛШЕБНЫЙ ПЕРСТЕНЬ — Украинская народная сказка

Было это давно, в дальней стране. Жил один бедный человек, а детей у него не было. Был он лесорубом. Хотя он тяжко трудился, с утра до ночи, а зарабатывал мало, ему все-таки очень хотелось иметь ребенка. А детей все нету и нету. Печалился бедняк, тосковал. И жена тоже не раз горько плакала. Видя, что другие женщины несут на руках девочку или мальчика, милуя, лелея, она не находила себе места.

Однажды пришло в голову бедному человеку: «Будем поститься, богу молиться, чтоб родилось у нас дитятко».

Долгое время постились они, а ребенка всё не было и не было. Вот и поститься уже перестали, и молиться бросили. И почувствовала жена, что забеременела.

— Чую, что будет у меня дитё! — сказала она мужу.

Радуются муж с женой, уж теперь-то не будут они одни. Ходит муж, как всегда, на работу, много трудится, да еще больше, чем раньше. А жена по дому хозяйничает.

Прошли недели, прошли месяцы. Подошло время родить. Однажды утром, когда муж был в лесу на заработках, женщина почувствовала боль, а в прежние времена так не было, что женщины рожали в больницах. Рожали они дома, дома проходило и время после родов.

Женщина попросила позвать к ней скорей опытную повивальную бабку. Повитуха прибежала, когда роды уже начались. Родилось дитя, но мать чувствует, что будет еще и второе. И вот рожала женщина целый день, и родилось их на свет у нее столько, что не счесть.

К вечеру вернулся с работы муж. Открыл дверь, ступил через порог, а повитуха кричит ему:

— Осторожней, не задави ребенка! Вон видишь, лежит на полу хлопчик.

Хочет муж обойти ребенка, а повивальная бабка опять кричит:

— Не задави ребенка!

Обошел муж кучу детей, раздевается, собирается положить одежу на лавку, а она опять:

— Там ребенок, туда одежу не клади! Всюду дети да дети. Удивляется муж:

— Да сколько ж она их родила?

— Сколько? Мы и сами-то не знаем! И счесть не можем.

Муж рад и не рад, страшно ему стало и думает: «Как же столько детей вырастить?» Трудно ведь хлеб зарабатывать для большой семьи.

Дети не раз голодали, часто и бедствовали, пока подросли.

Хлопчик, что родился последним, был самым крепким и самым умным. Так оно уж бывает — старший послабей, а младший посильней.

Не может бедняк заработать столько, чтоб купить себе, и жене, и детям какую-нибудь одежонку. Большому семейству кормиться-то надо, а на пропитание не хватает.

Ходят дети дома голые — в чем мать родила.

Младший хлопчик был самый умный. Вот говорит он однажды своему отцу:

— Нянько, пойду я по свету! Наймусь куда-нибудь, может, что и заработаю.

— Как же ты, сыне, будешь служить, раз ты голый? Нету на тебе никакой одежи!

— Да уже как-нибудь обойдется. Найду такого хозяина, что меня и оденет...

И так уж захотелось младшему хлопчику пойти на заработки. А родные не могут дать ему на дорогу ни копейки, ни краюшки хлеба.

— Ну, раз так хочешь идти, то ступай. Хата бедняка стояла на краю села, у самого леса. Простился хлопец с отцом-матерью, с братьями и сестрицами и двинулся в путь-дорогу. Идет он полем. Неподалеку от хаты заметил чучело, какие ставят обычно хозяйки на конопляниках, чтоб птица зерно не клевала. Взял хлопец шапку, что висела на чучеле.

— Ну, ладно! — думает. — Уж есть чем голову накрыть.

Идет он дальше и дальше. Глядь — в капусте опять чучело — рваная одежка на колу. Ветер дует, а чучело и раскачивается, будто живое. И страшится его и зверь и птица.

Взял себе хлопчик рваную одежонку. Вот уж он и не голый совсем. Какая ни есть, а все ж одежа.

Идет хлопчик через села, через леса, поля, реки и горы. Встречает на пути глубокие и широкие воды... Так вот и добрел хлопец до дремучего темного леса. Трудно пробираться от дерева к дереву. А хочется ему взобраться на высокую гору. Но он так проголодался, что сил уже нету.

А как перешел хлопчик через гору и лес, глядь — что-то светится. Он наклонился, и засиял тот свет ему в глаза.

Поднял хлопец, разглядывает. А был то золотой перстень. Увидел такое хлопец впервые, и не знает для чего оно. Положил перстень в карман, чтобы не потерять. Идет дальше, глядь — стоит красивый явор. А под ним криница с чистой водой. Сел он отдохнуть. Уже и проголодался, ведь давно он ничего не ел, так хотя бы водицы напиться.

— Напьюсь, даром что не сыт я! А вода силы прибавит! — молвил он про себя и припал к роднику.

Напился, присел под явором. И пришло ему в голову поглядеть на свою находку, и чего она круглая, почему светится. Достал из кармана перстень, вертит его и так и этак, разглядывает и сверху, и в середке. Крутил перстень, вертел его, а потом надел на палец. Смотрит на пальцы, дивуется: «Какая красота!»

Повернул перстень вокруг пальца, и вмиг явился Черный человек и сказал:

— Что велишь, пресветлый царь?

Испугался хлопчик Черного человека так, что упал на землю и обомлел. Долго лежал он, как мертвый.

Полежал, полежал, потом опомнился. Видит — нету Черного человека. И только он опамятовался, подумал: «Что оно за человек?» Думает о Черном человеке, на перстень поглядывает. И всё на него глядел, а потом повернул его на пальце. Явился вмиг опять тот же Черный человек и спрашивает:

— Что велишь, пресветлый царь?

И хлопчик опять испугался, но не так уже сильно, как в первый раз. Но ответить на его вопрос он не мог.

Постоял Черный человек снова, подождал и — исчез.

Когда хлопчик опамятовался, он подумал: «Что это за человек является? Почему называет меня царем? Какой же я ему царь?» И додумался: «А может, Черный человек потому явился, что я повернул на пальце сияющее колечко? Уж если он еще раз меня спросит, что я хочу, то попрошу его поесть, а то я так проголодался, что еле держусь на ногах. А попытаюсь-ка еще раз повернуть колечко».

Покрутил хлопец перстень вокруг пальца. И явился вмиг Черный человек.

— Что прикажешь, пресветлый царь? Я уже третий раз прихожу, спрашиваю тебя, а ты всё молчишь. Так знай: я — твой слуга! Что задумаешь, все для тебя сделаю. Зовут меня Вуриаш.

— Я сильно проголодался! — со страхом промолвил хлопчик.

И только он это сказал, как перед ним явился красивый столик и маленький стул, чтоб хлопец мог сесть. И были на столике такие кушания, какие только душе угодно. Хлопец хорошо поел, напился воды и опять призадумался. «Может, Черный человек сможет дать мне какую-нибудь одёжу, и я не буду тогда ходить оборванцем?»

Повернул хлопец перстень, вмиг явился Черный человек:

— Что велишь, пресветлый царь?

— Хочу какую-нибудь одёжу, чтоб не ходить оборвышем.

И тотчас явилась на столике одежда. Вот хлопец уже и не такой голодный и не такой оборванный. И, весело напевая песенку, он двинулся полем в путь-дорогу. Когда проходил он возле села, снова повернул на пальце перстень.

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Мне денег бы. Хотел бы себе кое-что купить, а платить-то нечем.

И вмиг появился на столике мешочек золота. Зашел хлопчик в село и оделил деньгами таких же бедняков, каким был он сам...

Ходил хлопец из села в село, из города в город и пришел наконец в столицу, где жил царь. Надоело хлопчику по свету скитаться, задумал он остаться в стольном городе.

— Надо за работу приниматься. Пойду попрошусь к царю на службу! — сказал про себя и пошел.

Подошел к царским воротам. А стража не пропускает. Сказал, что хочет наняться к царю на службу. Ну, тут его и пропустили.

— Добрый день, пресветлый царь!

— Доброго здоровья, хлопчик! Что тебе надобно?

— Работу ищу.

— У меня как раз рассчитался садовник. А сад мой красивый, и цветов в нем великое множество. Вот садовник мне нужен. Коли можешь быть садовником, я охотно возьму тебя на службу.

Хлопчик не умел за садом ухаживать, но понадеялся на перстень.

— Я возьмусь быть у вас садовником!

И царь определил его в садовники. Под вечер повернул он на пальце перстень:

— Что велишь, пресветлый царь?

— Я взялся быть у царя в садовниках. А такой работы я ни разу не выполнял. Сделай так, чтобы в царском саду был порядок.

— Не горюй ни о чем. Ложись себе спать спокойно. А утром, как подымешься, ступай в сад, бери мотыгу, лопату и что-нибудь копай. И ты увидишь, что деревья и цветы наутро станут куда краше, чем теперь.

Утром хлопчик вышел в царский сад, чтобы поработать А деревья и цветы стали такими прекрасными, что подобных во всем свете не найти.

Полюбил царь хлопчика, а еще больше полюбился он царской дочке. Как увидела она прекрасные цветы, что росли в саду, и красивые деревья, все ходит она и ходит возле хлопчика. Даже спать ей вечером неохота. Повеселела, счастлива, поет напевает...

Проходили годы. Хлопец рос, подрастал и стал легинем. Время ему уже и в армию идти. Призвали его на военную комиссию, осмотрели и взяли в армию. Стал он новобранцем.

А была у царя канцелярия, где хранились всякие государственные дела. Была она страшной, сам Черт в нее заходил. Сколько стражей ни ставили, но Черт их убивал, разбрасывал государевы бумаги, устраивал беспорядок. И погибло уже немало воинов в той царской канцелярии — каждую ночь погибал воин. Боятся идти на стражу хлопцы, знают, что там ждет каждого смерть.

Запечалился царь, призадумался, какими силами прогнать нечистую силу? Созвал он разных знахарей, колдунов, гадалок да ворожеек. Ворожили, заклинали, проклинали, но ничего не помогло. Тогда царь объявил:

— Кто из воинов либо офицеров прогонит Черта, тот на царевне женится.

Но боятся и воины, и офицеры, — никому умирать неохота.

И согласился сторожить канцелярию хлопец-садовник. Жалко царю хлопца, знает, что может лишиться толкового работника. И спрашивает:

— Ты берешься прогнать нечистого?

— Берусь, коль дадите мне то, что попрошу.

— А что ж тебе надо?

— Дайте мне карты, разных крепких напитков, несколько бутылок воды такой, что была бы по цвету как вино. Дайте скрипку, большую деревянную колоду, свёрла, Десять железных клиньев и железный толкач.

— Да это нетрудное дело!

И вот приготовили для хлопчика-садовника все, что просил он, и внесли в канцелярию. Только настала ночь, хлопец зашел в помещение без оружия. Взял карты, сел у стола, играет сам с собою.

Вдруг он слышит: что-то гудит. Хотя двери были и на запоре, но «тот» вошел. А Черт, как всякому известно, картам рад. Карты ведь — чертова игра. Только заметил он в руках у хлопца карты и говорит:

— Что поделываешь, друг?

— Да вот развлекаюсь, жаль только, что не с кем. Один я.

— Дай-ка я присяду к тебе, вместе сыграем.

— Что ж, коль умеешь, подсаживайся!

— Да как же мне не уметь-то?

Сел Черт за стол, стали в карты играть. Сыграли несколько минут, а хлопец и говорит:

— Насухо играть не хочу. Правильные картежники и выпить мастаки.

Поднялся хлопец-садовник, взял бутылку крепкой паленки, поставил ее перед Чертом. А перед собой поставил хлопец бутылку с водой. Пьют, попивают. Играет черт в карты, пьет паленку, играет и хлопец в карты, а пьет воду.

Выпил Черт поллитровку паленки, и подсунул ему хлопец бутылку крепкого вина. А себе поставил бутылку подкрашенной воды. Пьют дальше, мечут карты. И так долго играли да пили, что Черт под конец совсем опьянел, стал петь. Пел и хлопец. Пели они, пели вдвоем, а под утро хлопец и говорит:

— Я петь этак не стану. Сыграю я на скрипке.

Взял хлопец скрипку, водит смычком. Черт подпевает под скрипку. И понравилось это нечистому, есть уже к пению и музыка.

— Ой, друг мой! Хотел бы я научиться играть.

— Я бы тебя научил, да надо потерпеть маленько... Для того, чтоб играть на скрипке, надо помучиться.

— Я потерплю, только научи.

Схватил хлопец Черта за руки, смотрит на них и говорит:

— Коротки у тебя пальцы для скрипки, надо их растянуть...

— Растяни!

— Растяну, но придется потерпеть. Когда стану их растягивать, будет больно. И я тоже не научился играть, пока мне пальцы не растянули.

Черт согласился.

Взял хлопец сверла, провертел в колоде десять дырок и говорит:

— Сунь сюда пальцы.

Черт засунул пальцы. А хлопец и забил в дыры между пальцами железные клинья. Сперва немного, а потом больше и больше, так, что все Чертовы пальцы крепко-накрепко зажал он железными клиньями в дырах. Когда Чертовы пальцы были в колоде зажаты, схватил хлопец железный толкач и бьет по колоде. Черт кричит, пищит, верещит:

— Дай передышку! Уж не надо мне скрипки!

— Ой, да ты быстро научился играть на скрипке, — посмеивается хлопец. — Я тебе говорил, что надо потерпеть... Но хочешь, не хочешь, а теперь ты в моих руках.

Бьет хлопец-садовник железным толкачом Черта по голове. Черт кричит, верещит, аж стены дрожат.

— Ой, отпусти меня! Пожалуйста! Не хочу больше музыки!

А хлопец не слушает, бьет да бьет по колоде.

— Ой, пусти ж меня, отпусти!

— Отпущу, как подпишешься, что сюда никогда больше не явишься. А не подпишешься, буду бить до погибели.

Согласился Черт подписать уговор, что никогда больше в царскую канцелярию не явится.

— А ты разве не знаешь, что я не могу быть без службы? Если я брошу это место, должен буду другое искать, ведь я не могу жить без того, чтоб не делать людям зла. Если и ты подпишешь, что дашь мне покой, не явишься ко мне в другое место, я согласен тогда. Но если придешь и туда, я убью тебя.

Думает хлопец: «И зачем мне идти в другое место? Пусть Черт идет, куда хочет. Надо, чтоб здесь его не было!»

— Ладно, я подпишу, что не приду туда, где ты будешь хозяйничать.

И подписали они уговор. Освободил хлопец один палец левой руки Черта, и нечистый приложил кровью печать.

Сунул хлопец опять Чертов мизинец в дырку в колоде, и опять клином забил. Взял опять железный толкач и натешился Чертовой мукой. Черт верещал, стонал так, что стены дрожали. Еле Черт живой остался.

Да не так оно быстро всё складывалось, как в сказке сказывается. Вот уж и полночь минула, и говорит хлопец Черту:

— Я пойду спать, а ты помолчи! Чтоб и голосу твоего не слыхать было. А разбудишь меня криком, я подымусь и буду тебя бить, пока не убью.

Открыл хлопец-садовник окно, выбросил Черта. Висит Черт на стене за окном, а колода осталась в канцелярии. Лег хлопец спать.

А Черт терпит, мучается, уж очень ему больно. Но молчит, зная, что как только застонет, только заплачет, будет хлопец бить его до смерти.

Хлопец сладко уснул, а Черт всё висит на стене.

Наступило утро, идет царь поглядеть, что стало с воином в канцелярии. Подымается по ступенькам наверх. И царь не заметил, что Черт повис на стене. А нечистый учуял царя, когда тот сапожищами ступал по лестнице. И зовет Черт, просит:

— Смилуйся, человече! Не иди в канцелярию, а то пан проснется тогда погибать и тебе, и мне. Тот пан такой злой, что нет конца его злости. А если он ухитрился меня поймать, то тебя уж наверно погубит.

Но царь усмехнулся только, увидев, как висит Черт. Не послушал Черта, двинулся дальше, в дверь постучал. А хлопец не слышит, спит себе крепким сном. Постучал царь снова, тот не слышит. Тут догадался царь, что «пан» спит, и начал стучать в дверь посильней. Воин услышал, открыл дверь, и впустил царя в комнату. Увидел царь, что хлопец живой, обрадовался.

— Что нового?

— Так вот и так, пресветлый царь! — и рассказал все, как перехитрил он и поймал Черта. Царь радуется, а хлопец подает ему бумагу и говорит:

— Вот подписанный договор, что нечистый в вашу канцелярию больше никогда не придет.

Прочитал царь договор, похвалил воина:

— Ты хорошо сделал.

Протянул хлопец руку в окно, схватил Черта за волосы, втащил его в комнату. Взял опять железный толкач и стал при царе Черта дубасить.

— Это тебе на прощанье, чтобы ты не забыл: никогда сюда не смей являться.

Освободил хлопец Чертовы пальцы из колоды, нечистый исчез, и никто не знает, куда он делся. Воин и царь ушли из канцелярии.

— Ну, — говорит царь, — я свое слово выполню. Сегодня же будет помолвка с моей дочкой и будем готовить свадьбу.

Молодые обвенчались. На свадебный пир собрались со всего света цари, короли, министры. И такой был пир да веселье, такая музыка была, такие песни пелись, что было все слыхать и нам на закарпатской Верховине, да и в моем родном селе Дулове на Тячевщине.

Пригласил жених на свадьбу отца-мать, всех братьев и сестер. Дал хлопец родным большую награду — такую, что им уже не надо было ни о чем заботиться. Братьев определил в школу. А когда они выучились, получили хорошую работу, женились и жили себе припеваючи. Но вельможные паны завидовали им и ненавидели их. После свадьбы зажили молодые счастливо, в любви и согласии. Были они пригожие, и отец и мать радовались им, а простой народ любил их.

Проходило время.

Через пять-шесть лет после свадьбы задумал молодой поехать с женой на прогулку. Сели они в коляску. А лошади, как орлы, головы подняли, так летят, что из под колес пламя пышет.

Отъехали порядочно от города, видят — широкая река. А в реке водовороты, прямо страшно глядеть. Только подъехали они к мосту, а Черт тут как тут, выскочил и стал перед коляской. Черт давно нашел себе под мостом место, где делал людям всякие гадости — пугал скот, переворачивал возы. И говорит Черт:

— Ты подписал договор, что не будешь мешать мне. Своего слова ты не сдержал, договор нарушил, поэтому я тебя погублю.

Говорит хлопец:

— Что ж делать! Раз так, такая моя доля... Делай, что хочешь. Только прошу тебя — послушай меня, как и я послушал тебя, когда ты попал в беду...

— Ну, говори, что просишь? Послушаю! Ты великий хитрец и умник.

— Я обманывать тебя не стану. Только хотелось бы мне, чтобы ты дозволил мне еще порадоваться с моей женой. Она — красавица, я ее очень люблю.

— Дозволяю!

Черт сильно боялся хлопца и внимательно приглядывался, что тот будет делать. Вдруг Черт закричал в исступлении:

— Ага!.. Уж меня еще раз не обманешь! Я вижу, вижу, что ты готовишь мне козни!

И Черт вмиг исчез, словно его ветром сдуло.

Прогремела по мосту коляска, а когда Иван возвращался, Черта уже не было.

С той поры люди спокойно проходили по мосту, и никакой беды с ними не приключалось.

Жил Иван с женой в новых палатах. Эти палаты построил для них царь после их свадьбы, и были они неподалеку от прежних.

Царевна, жена Ивана, что ни день ходит к отцу-матери. Пришла она как-то к старому царю, а тот читает телеграмму. Читает и плачет. Слезы всю скатерть залили.

— Пресветлый царь и мой милый батюшка! — говорит она. — Что это вы читаете, почему вы плачете?

— Ой, милое мое дитятко, плачу я не от радости, плачу от великой печали. Погибает весь наш народ, и все мы погибнем. Царь Поганин объявил нам войну. Завтра уже он пойдет в наступление на нашу страну, начнет жечь, убивать, уничтожать. Враг сильный и лютый, и нет от него никакой защиты.

Заплакала царевна и вернулась со слезами к мужу. Когда Иван, муж царевны, увидел заплаканную жену, он страшно испугался.

— Чего ты, милая, плачешь? Может, я обидел тебя? Или кто другой тебя оскорбил? Скажи, я разделаюсь с ним!

— Нет, ни ты и никто меня не обидел. Но скажу тебе печальную новость: царь Поганин объявил нам войну. Уже призывают в войска.

— Да, это и вправду страшная новость.

Вышел Иван-садовник из своего дома в сад, стал за кустом, и повертел на пальце перстень:

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Завтра начнется война — мне нужен конь, оружие и одежда. Хочу полететь под самым небом и разбить поганое войско.

— Будет все по твоему хотению.

Прикинулся хлопец больным. Быстро позвали лекарей, и решили отвезти его в больницу. Когда его везли, он остановился по дороге, покрутил перстень:

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Серебряного коня, серебряную саблю и ружье, серебряную одежду.

И вмиг все явилось. Вскочил Иван на коня, взвился в воздух и полетел к границе над войсками, марширующими на фронт. За несколько минут он разбил поганое войско, убил царя Поганина, вернулся туда, где стояла коляска, что везла его в больницу. А была та больница под горой. Были там всякие минеральные воды и ванны. Положили лекари Ивана в больницу, дают ему лекарства. Стало Ивану лучше, и в тот же день он домой воротился. Обрадовалась жена Ивану.

Возвращается старый царь со своими войсками с фронта. И первым делом зашел к зятю.

— Как тебе, Иванко?

— Уже лучше! А как вы?

— Все хорошо, ведь война выиграна.

— Как?

— Явился откуда-то витязь на серебряном коне, с серебряной саблей и за несколько минут порубил поганое войско.

— Откуда же этот витязь?

— Мне тоже хотелось бы знать. Но он умчался, как стрела, и не стал с нами говорить.

Ночь переночевали, а на другой день старый царь получил опять телеграмму: «Готовься к войне»! И опять нашла царевна своего отца в слезах.

— Чего вы, батюшка, плачете?

— Плачу, доченька, оттого, что другой Поганин, брат первого, объявил нам войну. Но этот куда посильней. Вчера нас выручил славный витязь, а теперь кто поможет? Погибнем мы все, пропадет наша страна.

Со слезами на глазах рассказала царевна мужу печальную новость.

Вышел Иван в сад погулять, спрятался в кустах, повернул на пальце перстень.

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Царь Поганин объявил нам войну. Мне нужны золотой конь, золотая сабля, золотая одежда, чтобы мог я уничтожить вражье войско.

— Будет все по твоему хотению.

А Иван снова прикинулся больным, опять везут его в больницу. По дороге он поднялся, повертел перстень:

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Златогривого коня, золотую саблю, золотую одежду.

И все вмиг явилось. Вскочил Иван на коня, взвился на нем над войсками, марширующими на фронт, и полетел к границе. За несколько минут порубил поганое войско и царя Поганина заодно.

Закончилась война. Радуется наш царь, зовет витязя, ко тот его и не слушает, уезжает. Прилетел Иван к тому месту, где стояла коляска. Сошел с коня, сел в коляску, привезли его домой, положили «больного» в постель. Жена плачет, горюет.

Вернулся старый царь с фронта, поспешил к зятю.

— Как себя чувствуешь?

— Да уже лучше... А у вас что нового? — отвечает и спрашивает Иван.

— Добрые новости! Войну мы выиграли. Опять прилетел на златогривом коне славный витязь и разбил врага...

Ночь переночевали. А раным-рано царевна нашла своего отца в слезах.

— Чего вы плачете, батюшка?

— Как же мне не плакать, если царь Поганин — старший надо всем светом — войну объявил. Уже теперь все погибнем.

И царевна рассказала обо всем мужу.

— Беда! — сказал он.

Приболел опять молодой царь. Везут его в больницу. По дороге вышел он из коляски, повертел перстень:

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Требую брильянтового коня, брильянтовую саблю, брильянтовую одежду. Напал на нашу державу царь Поганин... Одолеем ли его?

— Одолеем!

И явился брильянтовый конь, брильянтовая сабля, брильянтовая одежда. Оделся Иван, взял в руки саблю и вскочил на коня...

И взвился Иван в поднебесье и полетел к границе. Войско видит и думает, что это солнце, наверно, упало с неба — такое большое сиянье залило весь мир. Спустился лыцарь над лагерем царя Поганина, порубил его войско и самого царя Поганина заодно. Но в той битве витязь был ранен в ногу. И текла кровь из раны, а наш царь и перевязал лыцарю рану.

Двинулись войска с фронта, кончилась война. Прилетел Иван на брильянтовом коне к тому месту, где стояла коляска, привезли раненого домой и уложили в постель.

Прошло некоторое время. Вернулось с фронта войско во главе с царем, и была по всей державе радость и праздник. Все веселятся, музыка играет, на домах — флаги.

Иван лежит. Жена всю ночь возле мужа. Заметила она, что нога у него перевязана.

— Что случилось?

— Так вот и так... лекаря кровь дурную пустили. Приглядывается жена и видит, что рана отцовым платком перевязана. Спрашивает утром царя:

— Батюшка, чего это Иванова рана вашим платком перевязана?

— Каким платком?

— Окровавленным... у Ивана на ноге рана.

Только теперь и вспомнил царь, что он перевязал витязю рану на ноге своим платком. Поднялся и скорей побежал к зятю:

— А ну, покажи ногу! Что у тебя болит?.. Пришлось Ивану показать раненую ногу. Признал царь свой платок и сильно обрадовался:

— Как видно, славный витязь на серебряном, золотом и брильянтовом коне — это был ты! Я уж, Иванко, стар, трудно мне править великой державой, передаю царство тебе.

Принял Иван державу, и настал с той поры мир во всем мире. И не было уже больше войны. Зажили люди счастливо.

Тут и сказка кончается.

Источник и примечания

Явор — дерево, белый клен. В украинских народных песнях символ козака.

Запись, составление и редакция П. В. Линтура, И. М. Чендея. Перевод Г. Н. Петникова

  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.