Про гору до самого неба

Украинская народная сказка

ПРО ГОРУ ДО САМОГО НЕБА — Украинская народная сказка
ПРО ГОРУ ДО САМОГО НЕБА — Украинская народная сказка

Было ли, не было, а жил когда-то один богатый граф. Было у него немало пахотных земель да пустошей, владел он лесами, садами, пастбищами, а скота — видимо и невидимо.

Граф любил ходить на охоту, целыми днями бродил он с ружьем по лесам и полям. Но ни разу не заходил в Страшный лес, откуда никто не мог выбраться.

Вот состарился граф и передал поместья своим трем сыновьям и завещал так:

— Сыны мои! Оставляю свое поместье на вас, управляйте им и живите в согласии. Вы, двое старших, заботьтесь о младшем, он еще легкомыслен и непослушен. Учиться не хочет, одно у него на уме — забавы да проказы. Берегите его. Будете на охоте, можете стрелять дичь и зверя во всех пущах, но только опасайтесь Страшного леса. Я велел прибить в лесу табличку с надписью, чтобы никто туда не смел заходить. А кто осмелится, тот живым оттуда не вернется.

Граф умер, и мальчики остались одни. Самый младший уже не сидит дома, не играется в пепле, а бегает часто по лесам, по садам и полям. Ни минуты не усидит дома — всё на ногах, на ногах. Хотя он в школу и не ходил, но читать и писать хорошо научился от братьев.

Было у графа много слуг и работников. Старшие сыновья присматривали за ними, а младшему ни работы, ни печали. Перекинет, бывало, ружье через плечо и ходит по лесам и полям. Всюду ходил он, но Страшного леса боялся, памятуя отцовы слова.

Однажды братья ходили целый день напролет по лесу — охотились на зверя. Но как ни опасались они Страшного леса, а заблудились и попали случайно в него. Видят: так развелось там много зверя и птицы, что под каждым кустом, под каждым деревом заяц, серна, олень, дикий кабан. Люди сюда никогда не заходили, и зверя стало видимо-невидимо.

Юноши попали в Страшный лес утром и бродили в нем целый день. После полудня набрели на криницу с чистой водой вблизи красивого явора. Сели братья под деревом перекусить и отдохнуть. Нажарили мяса, напились свежей воды и двинулись дальше.

— Еще походим немного, может, встретим какого редкого зверя, а к вечеру вернемся домой.

Зверя в лесу много. Стреляют братья, складывают в кучу. А тут и ночь их застала.

Собрались они домой. Оглядываются по сторонам, ищут дорогу, а найти не могут. Ходят туда-сюда, бегают, но напрасно. Словно им кто-то глаза завязал. Ходили, бродили до темной ночи и снова попали к той самой кринице под явором. Раскинулись ветки широко, а в кринице вода чистая, студеная.

— Разведем костер! — решили братья. — Нажарим себе мяса да переночуем. А на заре соберемся и пойдем домой.

Но братьям все еще невдомек, что попали они в Страшный лес. Сидят у костра, ужинают и беседуют.

Младший брат чаще ходил на охоту и лучше знал лесные угодья своего отца, чем старшие, поэтому они и слушались его. Захотелось им спать уже, а младший и говорит:

— Ночью надо следить за костром, чтоб не напал на нас какой-нибудь зверь. Первым будет следить за огнем старший.

Взял старший ружье, ходит вокруг костра. А младшие улеглись спать.

Вдруг в полночь слышит сторож страшный крик, то ли зов.

«Что это так шумит, гудит?» — подумал он. А ветер раскачивает лес, гнет буки до самой земли.

Настала тишина. Сторож вслушивается и слышит: кто-то лезет по дереву. Глянул он на вершину явора — а огонь как раз ее освещал, — а на стволе неведомый барченок. Старший брат прицелился из ружья и собрался стрелять.

— Ой, не стреляй! Я тебе что-то подарю! Оно в беде тебе пригодится.

— Что ж ты мне подаришь?

— Такую шапку, что коль надеть ее на голову, то никто тебя не увидит.

— Ну, бросай шапку на землю и беги, а не то застрелю.

Барченок кинул шапку на землю. И старший брат спрятал ее в сумку.

Поднялся ветер, загудел-засвистел, и барчук исчез.

Прошла ночь. Утром поднялись братья, сели вокруг костра, позавтракали, напились воды и пошли искать дорогу.

Ходят, блуждают по чаще, а выбраться из нее не могут. В обед опять очутились они под явором. Опять развели огонь, нажарили мяса, пообедали и пошли дорогу искать. К вечеру снова попали к явору.

— Видно, придется нам тут провести и вторую ночь. Нажарили мяса, поужинали, а младший и говорит:

— Эту ночь сторожить будет средний.

Тот взял ружье и стал на стражу. Около полуночи слышит он страшный крик.

«Что шумит, что гудит?» — думает он.

А ветер так лес и раскачивает, гнет буки до самой земли. И только ветер утих, на ветке явора появился барченок. Средний брат прицелился, собрался стрелять.

— Ой, не бей меня, я тебе что-то подарю!

— Что ж ты мне подаришь?

— Подарю я тебе сопилку. Стоит тебе на ней заиграть, выйдет столько войска, что морского песку, что листьев на деревьях, что травы на земле.

— Ну, бросай сопилку и беги!

Поднялся ветер, а с ним вместе исчез и барчук. Средний брат спрятал сопилку в сумку и сторожил до рассвета.

Только рассвело, поднялись братья, нажарили мяса, наелись, свежей воды напились и двинулись искать дорогу. Ходили они целый день до полудня, но к- обеду опять оказались под явором.

Чудно им стало, что всё они к явору возвращаются.

— Что будет с нами? — пригорюнились они. Но сколько они ни ходили, ни бегали, ни искали дорогу, а к ночи опять очутились под явором. Развели костер, поужинали, и легли усталые спать.

— Ну, — говорит младший, — спите спокойно, я буду сторожить!

Стоит с ружьем младший, сторожит внимательно, по сторонам всё оглядывается. Вдруг около полуночи донесся страшный гул.

«И что оно гудит? Слыхали ль мои братья это гуденье?» — подумал он.

А ветер так лес раскачивает, аж земля гнется. Потом наступила тишина, и младший брат заметил на яворе барченка. Прицелился из ружья, и только собрался стрелять, слышит голос:

— Ой, не бей меня! Подарю я тебе такую вещь, что пригодится.

— Что ж ты мне подаришь?

— Дам тебе такой кошелек, что будут в нем всегда деньги водиться. Возьмешь золотой, а вместо него другой появится.

— Раз так, бросай кошелек и скорей с глаз моих долой, а не то застрелю.

Сбросил барченок кошелек с явора на землю. Спрятал его младший в сумку. А барченок исчез среди веток и листьев, притаился, а спустя несколько минут стал спускаться с явора на землю. Заметил это младший брат и, не долго думая, выстрелил. И барченок упал на землю.

Наступило утро. Проснулись братья, видят — лежит кто-то под деревом, а был то не барченок, а чёртик. Он хозяйничал в Страшном лесу, заманивал в него людей, водил их по чаще до погибели.

Умылись братья водой из криницы, нажарили мяса, наелись и двинулись в дорогу домой. Но не прошли и двух километров, как сразу нашли дорогу, и она вывела их на полянку. Сели они отдохнуть и разговорились:

— А вы ничего не видели ночью? — спрашивает младший старших.

— Видели... барченка.

— Что ж он вам подарил?

— Мне шапку.

— Мне сопилку.

— А мне кошелек.

— А ну, давайте их попробуем. Надел младший шапку.

— Вы меня видите?

— Тебя не видим, а голос твой слышим.

Потом взял старший у среднего сопилку и заиграл на ней. И как стало валить войско, словно зерно из мешка, всю поляну покрыло. Прибежал генерал:

— Что прикажешь, пресветлый царь?

— Ничего, я только проверяю сопилку.

— Мы всегда готовы тебе служить.

Потом старший проверил кошелек. Вынул золотой, а вместо него другой явился. И сколько денег ни брал юноша, все появлялись новые червонцы.

— Ну, братцы, это в жизни нам пригодится. Теперь у нас такое богатство, какого нет ни у кого на свете.

И зажили они хорошо, в достатке. Смело выходили на охоту в Страшный лес и всегда возвращались домой счастливо.

Звери и птицы в лесу повеселели, так как освободились от заклятья. Ведь пока лесом правил барченок-чертик, все живое словно замерло.

Надоело младшему брату сидеть дома. И говорит он старшим:

— Что мне с того, что я все дома и дома? Хочу поглядеть, что на белом свете делается, пойду странствовать.

Набил младший все карманы червонцами и тронулся в дорогу. Братья не отговаривали:

— Ступай, света повидаешь да нам расскажешь, где бывал, что в чужедальних странах хорошего.

Идет он из села в село, из города в город, бродит по лесам, по пустыням.

Однажды попал младший брат в стольный город, где жил царь. Остановился в гостинице. И познакомился он там с разными господами. Спрашивают его господа:

— Ты откуда, молодой человек?

— Издалека, оттуда-то и оттуда.

— А как у вас там люди живут, какие у вас порядки?

— Да так и так... А у вас что нового?

— Ничего особенного. Может, заинтересуешься царевной, она умная и хитрая. Да такая картежница, какой и свет не видывал. С кем сядет за стол в карты играть, у того все выиграет, до последней копейки.

Заинтересовался юноша царевной. «Попробую-ка сыграть с ней в карты, не думаю, чтоб она обыграла меня до копейки».

Пораздумал и воротился домой за волшебным кошельком.

Не отпускали братья младшего из дому:

— Сиди дома! Довольно по свету ты походил, свету повидал.

— Да я задумал сыграть с хитрой царевной в карты, самой умной на свете.

— Эх, милый, не связывайся ты с царями. Не бери с собой кошелька. Может беда приключиться.

Но юноша не слушает старших. Взял свой волшебный кошелек, попрощался и двинулся прямой дорогой в столицу, где жил царь. Нанял себе квартиру, узнает про всякие новости, встречается с разными молодыми людьми и со старыми тоже. Все жалуются на царевну, что она обыграла их до копейки.

Пробыл он в столице месяц, наслушался разных новостей, а потом явился к царевне поиграть с ней в карты.

Стража пропустила его во дворец.

Сел он за стол с царевной. А та удивляется.

— Как же он думает играть, раз нету денег у него?

А сюда деньги привозили целыми возами. И набрала царевна столько денег, что каждый год новый банк строили.

Но сесть за стол с юношей все-таки села. Был такой порядок — должна она играть с каждым желающим. Сначала они познакомились:

— Я такой-то и такой.

— Что ты хочешь?

— Хочу играть в карты...

Оглядела девушка юношу с ног до головы, дивуется:

— На какие же ты деньги будешь играть? Через несколько минут, что имеешь, все проиграешь. А в добавок еще и палкой по спине получишь.

Начали играть. Юноша все время проигрывает свои золотые. А царевна загребает их рукой к себе, а он ставит всё новые. Играют они, играют, играют ночь и день, даже поесть им приносят на карточный стол. Слуги складывают деньги в сумки и относят их в банк.

Девушка удивляется: «Откуда у юноши столько червонцев? Я у него выиграла уже целый воз золота, а он всё ставит и ставит на стол». Начала она бояться: «Этак не кончу я с ним игру никогда».

И решила прервать игру, чтоб угостить юношу. Велела поставить на стол множество вкусных кушаний да крепких напитков. Как только наелся он, напился вина и задремал, уснул крепким сном, царевна тем временем велела смастерить такой кошелек, какой был у юноши. И подменила его — волшебный у юноши стащила, а вместо него подсунула ему фальшивый.

Проснулся- юноша и давай снова играть в карты. Но недолго пришлось им играть. Поставил он на стол червонец, открывает кошелек, а там пусто.

«Что это случилось?! — подумал он. А принцесса кричит:

— Чего медлишь? Ставь деньги! Но у него нечего было поставить.

Царевна порядком избила юношу и вытолкала прочь. И не била она еще никого с таким удовольствием и радостью.

Вышел юноша за ворота такой избитый, что еле волочил ноги. А что ему, бедняге, было делать?

«Пойду домой — решил он, — возьму волшебную шапку и сторицей отплачу за неправду!»

И вот поспешил он домой.

— Ты чего такой опечаленный да грустный? — спрашивают братья младшего.

— Так и так, — говорит, — царевна напоила меня, накормила и украла у меня волшебный кошелек.

— Что ж ты думаешь делать?

— Возьму волшебную шапку и стану бить ее, пока не вернет мне кошелек.

А старшие отговаривают младшего:

— Беда тебе с этой царевной, махни на нее рукой. Денег у нас довольно. Пора тебе жениться да жить, как все люди.

— Ой нет! — рассердился юноша. — Надо эту обманщицу наказать.

Схватил волшебную шапку и ушел. И направился прямо к царю. Надел шапку на голову, прошел через ворота мимо стражи. Открыл дверь в комнату царевны. Она никого не видит, только слышит, как скрипнула дверь. А он невидимкою подошел к царевне и стал бить ее прутом.

Девушка от страха и голоса лишилась. Трое суток обманутый юноша «потчевал» так царевну. Она кидалась из стороны в сторону и невзначай как-то схватила шапку. Сорвала ее с головы и увидела того, кто бил ее прутом. Хорошенько сама побила его и вытолкала за ворота. А шапку спрятала у себя:

— В беде пригодится! — сказала. — Недаром же бил меня этот бродяга.

Воротился юноша домой избитый, оборванный, голодный.

— Ты чего опечалился, пригорюнился? — спрашивают его старшие братья.

— Так и так... Забрала у меня царевна и волшебную шапку.

— А разве мы не говорили тебе правду? А ты нас не послушал.

Но не может примириться юноша с тем, что случилось:

— Я должен достичь своего! Разобью все царство этой негодницы.

Отговаривают братья младшего:

— Не ходи ты никуда, оставайся дома. У нас ведь всего вдосталь! Вот женишься, будешь счастлив.

Но он не послушался братьев, взял сопилку и отправился снова к царю. Остановился на границе, объявил войну:

— Я такой-то и такой! Объявляю тебе войну. Коль не выставишь свою армию на границу, уничтожу все твое царство-государство.

Собрал царь огромное войско, расположился на границе фронтом. А юноша против него один, с голыми руками.

Все удивляются:

— Как же этот воин думает воевать?

А юноша достал свою сопилку и заиграл. И как стало валить войско, и сыплется, словно зерно из мешка! Все поля покрыло. А тут примчался генерал:

— Что прикажешь, пресветлый царь?

— Всех офицеров вражеской армии разбейте, простых воинов не трогайте, они не виноваты! А царя оставить пока в живых!

— Приказ будет выполнен!

— За минуту все офицеры были убиты. Армия осталась без командиров, и уже некому было ею командовать.

Царь сдался, признав, что войну он проиграл. Вернулся опечаленный с фронта.

— Что случилось, батюшка? — спрашивает дочка.

— Так и так... Тот молодец как заиграл, и как стало войско валить, целыми тучами двигаться. Столько его, как песку морского, как листьев на деревьях, как травы на земле. Все офицеры убиты, командовать армией некому.

А была царевна поумней своего отца и говорит ему:

— Батюшка, объяви ему войну еще раз. Я пойду с тобой на фронт. Подкрадусь к нему невидимкой и выхвачу у него из рук сопилку.

Так и случилось. Царь опять объявил войну и вывел свою армию на границу. И только началась битва, как царская дочь надела волшебную шапку. Невидимкой приблизилась она к юноше и выхватила у него сопилку.

— Ну, что, навоевался уже?

Теперь она заиграла, и начало войско сыпаться, как зерно из мешка. Подбежал к ней генерал:

— Что прикажешь, пресветлая царица?

А неподалеку стояла высокая гора, и была она как остров. Кругом гладкая, как стена. И никто не знал, что на той горе, ведь тучи всегда укрывали ее от людских глаз. Царевна показала генералу на гору:

— Отнеси этого бродягу на вершину горы, чтоб никогда он больше не вернулся в долину. Оттуда он не спрыгнет, а если бы и спрыгнул, то и костей его не собрать.

Схватили юношу воины генераловы и понесли на самую вершину горы.

Долго лежал в страхе юноша на одном месте. Лежал, как труп, думая, что он уже умер и попал на тот свет.

Мало-помалу опамятовался и огляделся: видит — солнце светит сильнее, сюда ему ближе светить. На вершине теплее и воздух чище да свежей, чем в долине.

— Тут можно жить! — подумал он про себя.

Рос на вершине горы прекрасный сад, и были в нем всякие плоды, какие только пожелаешь. И неслись от них такие чудесные запахи, что ими одними можно было бы жить.

Начал юноша есть яблоки, груши, черешни, сливы. Ест все, что душа пожелает. А сливы, груши, яблоки на той горе во сто крат лучше да вкусней, чем те, что на земле.

Долго-долго прожил юноша в саду. И не ослабел, а наоборот — поправился да окреп. Ходит он по саду, поглядывает. Как-то подошел раз к краю горы, лег на живот и смотрит вниз. «Ой, как далеко, как глубоко земля! Даже не видно ее!» — подумал он.

Однажды, бродя по саду, приметил юноша ореховое дерево-великан. Разрослось оно широко, так широко, что заслонило бы собой целое село. А под тем орехом — криница. Напился хлопец свежей воды. И так ему та вода понравилась, что он воскликнул:

— Такой воды я еще ни разу не пил.

И только напился он той воды, стал понимать разговор всех зверей. И о чем птицы и насекомые говорят — он тоже теперь понимал.

Сел он под ореховым деревом и отдыхает. Вдруг прилетела ворона и села на верхушку дерева. И дерево закачалось, ворона держится на крыльях, чтоб ветка не обломалась. И закаркала ворона громким голосом. А тут и другая прилетела. Тоже закаркала. И повели беседу между собой вороны. Но юноша не только всё слышит, а и всё понимает:

— Добрый день, мамка!

— Доброго здоровья, дочка!

— Что нового, мамка?

— Да новостей столько, что эта гора спустя три месяца осядет и с землей сравняется. А если бы этот человек, что стал нашим царем, подошел бы к краю горы, он мог бы спуститься на землю. Ведь гора тогда своею вершиной с землею сравняется, и будет так продолжаться целый час. А потом она снова вырастет и станет такой, как теперь. Ворона-дочка каркнула и полетела!

— Прощай, мамка!

— Прощай, дочка!

А мать улетела в другую сторону.

Юноша внимательно выслушал воронью беседу и призадумался: «А может, правду сказала ворона-мать, что гора опустится до земли?»

И стало ему неспокойно: всё ходит он туда-сюда по саду. И вдруг слышит чудесный запах, какого ни разу еще не слыхал, хотя в саду разносились разные запахи. А этот запах такой приятный, даже в носу щекочет.

— И откуда это такой запах?

Ходит он, ищет. И набрел на красивую яблоню. И такие на ней ароматные яблоки, каких он нигде еще не видывал. А поблизости от яблони груша. И груши так пахнут, что никогда он подобного еще не слышал.

И разрослись яблоня и груша так, что ветки их переплелись н срослись. И были они все в плодах так, что ветки гнулись до самой земли.

Сел юноша между яблоней и грушей, любуется урожаем, ведь был он такой богатый, какого он ни разу не видывал. Смотрит на верхние ветки и захотелось ему отведать яблоко. Сорвал он самое спелое, стал есть.

И вдруг закружилась у него голова, и юноша почувствовал, что у него стали расти рога. Растут рога и растут. Пробиваются уже сквозь ветки и листья, между плодами все выше да выше. И проросли они до самой макушки дерева, переплелись, и закрутились вокруг веток. И придавили рога юношу так, что он и сдвинуться с места не может.

— За что это господь меня так покарал? — заплакал юноша. — Придется мне теперь тут пропадать.

Лежит он под деревом, с места не в силах сдвинуться. И не знает, что рога выросли у него, от яблока. Пролежал он так несколько ночей и дней. И сильно проголодался. Вдруг упала с дерева груша и подкатилась прямо к нему.

— Как хорошо, что хоть одна упала! — обрадовался юноша. — Съем, я ведь с голоду помираю.

И только он съел грушу, как в голове у него опять завертелось, и рога отвалились. Обрадовался юноша, вскочил на ноги. Отошел и принялся рвать груши и яблоки.

Когда он наелся, сел опять отдохнуть, ведь рога его так измучили.

Сидит он себе и думает: «Отчего это рога выросли, может, оттого, что я съел яблоко? Дай-ка еще раз попробую». И он опять съел яблоко. И в ту минуту опять начали расти на нем рога и свалили его от страшной тяжести на землю. Лежит юноша на земле, не двигается. Схватил грушу и съел. И рога враз отпали.

Так узнал он тайну волшебных яблок и волшебных груш. Набрал их полную суму и уже подходит к краю горы. И ждет с нетерпением, когда начнет гора спускаться вниз.

Ждал, долго ждал он, ведь так ему хотелось на землю вернуться. Вдруг гора стала оседать вниз. И так быстро, что юноша оторвался от земли и повис в воздухе. Подняло его между деревьями. Схватился юноша за ветки и держится покрепче. Ноги поднялись вверх, а голова вниз.

Но это длилось недолго, гора сравнялась с землей. Юноша быстро подбежал к краю скалы. И только ступил он одной ногой на землю, другая была еще на горе, как стала гора подыматься. И подымалась она так быстро, что земля закачалась. Испугался юноша, памяти лишился. А когда опамятовался, глянул вокруг, видит: стоит гора высоко, с вершиной до самого неба.

Он долго-долго еще пролежал на траве, отдохнул. А потом тронулся в дорогу.

«Пойду к своим братьям, — решил он, — возьму денег и доберусь-таки до царевны-негодницы. Накажу ее по заслугам».

Но немало беды он натерпелся, пока домой добрался. Дома отдохнул, поправился, силы набрался. Взял деньги и двинулся в столицу, где жила царевна, что его обманула.

Обрядился он в жалкие лохмотья и пришел на базар.

Уплатил сбор, чтоб иметь право продавать фрукты. Положил на столик пару яблок, и запахли они на весь базар. Люди оглядываются, бегут к юноше. Удивляются и спрашивают:

— Почем яблоки?

— О, они дорогие! Вы не купите их. У вас нет столько денег.

Запросил юноша высокую цену. Простые люди не могут так заплатить. И вот пришла на базар царская служанка.

Услыхала запах волшебных яблок. Узнала о высокой цене, вернулась домой и рассказала хозяйке.

— Продаются на базаре такие-то и такие яблоки. И пахнут они на весь базар. Но за них много денег просят, никто столько не может заплатить.

— Ну, у нас денег достаточно. Я пойду и сама куплю яблок! — говорит царевна.

— Взяла кошелку и побежала скорей на базар. А юноша, заметив ее, поскорей надвинул на глаза шапку, чтоб она его не узнала.

— Что просите за яблоки?

— Столько-то и столько-то! — и он назвал высокую цену. — Но вам я уступлю подешевле. Никто их не покупает, а я сижу уж тут давно, только время напрасно трачу. Пару яблок я продал, осталось у меня три — самые лучшие. Берите, не хочется мне сидеть на базаре.

Девушка уплатила деньги, понесла яблоки домой. А царская семья как раз в это время садилась за стол обедать.

У царя, царицы и царевны были свои отдельные комнаты. Положила царевна одно яблоко царю:

— После обеда, вы, батюшка, съешьте. Другое яблоко положила матери:

— После обеда вы, мама, отведайте. А третье яблоко оставила себе.

Пообедали они и принялись за яблоки. Но не успели доесть их, как стали у них расти рога. И росли так быстро, что за несколько минут выросли до потолка и закрутились по стенам. Росли бы они и дальше, но некуда было. И прижали рога царскую семью до земли так, что никто не мог двинуться.

Подняли царь, царица и царевна страшный крик, горько плачут. И напал на них великий страх. Услыхали плач и крик слуги. Сбежались, глянули на такое диво и от страха разбежались. Так было страшно на все это глянуть.

По всему городу, по всему царству разнеслась весть, что у царя, царицы и царевны рога выросли. Доведались о том и в редакции. И написали редакторы об этом случае в газетах. И узнал весь свет, какое несчастье выпало на долю царской семьи.

Газеты были мгновенно раскуплены, ведь каждому хотелось прочитать про эти страшные рога. Одни царя жалели, другие радовались да посмеивались. Конечно, последних было, как всегда, больше.

— Давно бы следовало им такое!

Собрались лекаря со всей страны, со всего света. Пробуют их лечить от рогов, смазывают, растирают, собираются срезать. Чуть не помирают рогачи от боли. Но только отрежут кусок, а рога вырастают еще больше.

Продал юноша яблоки и домой воротился. И думает: «Что ж, пусть-ка помучаются, потерпят!» И пробыл он дома долгое время. Поправился, отпустил себе брюшко, а все лекаря-то пузатые, купил себе лекарскую одежду, сумку для лекарств, бричку и пару красивых лошадей. Нанял себе и парадного кучера.

Уселся в бричку, едет. Смотрит народ, любуется:

— Какой красивый лекарь! И какой кучер нарядный! И вправду, сидел кучер важно спереди, держа в руках вожжи, а на шапке сзади красивое перо развевается, словно листок под ветром.

Явился доктор в парадной бричке в стольный город. Снял себе в гостинице дорогой номер и объяснил всем, что родом он из дальней-дальней державы. Смотрят господа на заморского доктора и говорят меж собой:

— О, это, видно, знатный лекарь!

Заказал пан доктор дорогой обед. Ест и газеты читает — лежали они на столах. Потом заказал дорогого вина. Выпил, закурил сигарету, курит-покуривает, газеты почитывает.

Постучал по тарелке, сразу явился кельнер:

— Чем могу служить пану доктору?

— Принесите такого и такого-то вина, — и заказал он себе самые дорогие вина, какие одни только цари пьют.

Кельнер принес, а доктор его спрашивает:

— Что случилось с пресветлым царем? Я читал в газетах...

— Ох, вельможный пане, с нашим царем такая беда, что и сказать страшно. Со всего света собрались лекаря, а вылечить его никак не могут...

— Да и я тоже лекарь, еду в другую державу, там принц заболел... Я мог бы помочь вашему царю, да жаль, нету времени, надо скорей к принцу спешить...

Сразу же позвонили к главному министру:

— Есть тут знаменитый заморский лекарь. Он берется вылечить нашего царя. Но он спешит в другое царство, его вызывают к больному принцу. Скорей приходите сюда! Может, как-нибудь да упросите, чтоб он спас жизнь нашему царю.

Сел министр на доброго коня и гнал его во всю прыть, хотел поскорей повидать славного лекаря. Познакомились, подали друг другу руки:

— Я главный министр.

Я такой-то и такой лекарь.

— Пан лекарь, с царской семьей беда. Сделайте милость, помогите нам. Все давно страдают и мучаются.

— Я признателен вам и, конечно, помог бы, но тороплюсь в соседнее царство, там заболел принц.

— Пан доктор, ведь вам по пути. Загляните и к нашему бедному, несчастному царю. Он вас озолотит.

Просили его, упрашивали до тех пор, пока лекарь согласился.

— Хорошо, посмотрю! Но если болезнь надо долго лечить, то за леченье я не возьмусь. Возьмусь только тогда, когда буду возвращаться назад.

Привели лекаря в царские хоромы, а он парадно одет, полный, румяный и лицом красавец. И никто его не узнает. Открыл лекарь свою сумку, достал инструмент и начал постукивать по рогам.

Царь плачет.

— Трудное дело! — говорит лекарь. — Болезнь эту вылечить можно, но надо лечить долго, а я сейчас спешу.

Просят, умоляют лекаря. Просит царь с царицею и царевна, и министр упрашивает.

— Пан доктор, помогите в нашей беде. Мы вам золота целые вагоны повезем...

Долго юноша заставил себя уговаривать. Наконец согласился лечить царское семейство.

— Я согласен лечить только в том случае, если в царских палатах останутся только больные, а все слуги, начальники, кухарки уйдут. При моей операции никто не должен присутствовать.

Царь согласился.

— Я вижу, что ничего не поделаешь. Какие бы мучения ни были, я все выдержу. А если и помру, то уж пусть без рогов.

И велел царь слугам, министрам, начальникам выйти из палаты.

Когда в палате осталась только царская семья, лекарь приступил к операции:

— Пресветлый царь, надо кровь вашу менять. А как это сделать? Я должен вас бить. А есть при этом надо мало. В течение четырнадцати дней я должен вас бить каждый день... Тогда ручаюсь, что рога отпадут.

Царь на все согласился. И лекарь приступил к работе. А была у него бычья жила и начал он бить ею царя по голому телу. Бьет его, бьет, а царь ревет, как бугай. Не все так быстро делалось, как в сказке сказывается. Целых четырнадцать дней лупил юноша царя по телу и смазывал рога. И так уж измучил пресветлого, что тот еле дышал. Наконец достал юноша грушу, разрезал ее на куски, бросил в бокал, смешал с водой и подал больному. И только царь выпил лекарство, как рога тотчас отпали. Позвонил по телефону лекарь, чтоб прибыли с коляской за царем и отвезли бы его в больницу, так как рогов на нем уже нет. Привезли царя, смотрят на него доктора, жалеют, что весь такой он избитый, что и живого места на нем нету. Но рады-радёшеньки, что нет и следа, где торчали рога.

Хвалят заморского лекаря.

— Мудрый человек, коль такую страшную болезнь вылечил.

Подошло время лечить царицу. С пресветлой лекарь делал то же, что и с царем, правда, так он не бил ее, ведь она была послабее. И ревела она тонким женским голосом, словно коза... На четырнадцатый день дал юноша ей грушу, и рога у ней отпали.

Отвезли царицу в больницу. Даже в газетах с великой радостью настрочили корреспонденты, что царская семья спасена, мол, от страшной беды. И все прославляли до небес заморского лекаря.

Наступил черед и царевны. Лекарь взялся лечить и ее. Он подошел к ней, постучал молоточком по рогам и говорит:

— Эх, милая, тут нужна трудная операция. Ведь у тебя кровь молодая, а значит, что бить тебя надо посильней.

А царевна полненькая, ладная девушка. Тело такое белое, что и на гусыне таких перьев нету. Как начал лекарь ее бить, она так вопила, что и слушать было невозможно. Стегает ее лекарь, не жалея. Бьет до смерти, а умереть не дает. Ну что ж, так он ее замучил, что уж готова она остаться рогатой, лишь бы не бил.

Открывает лекарь дверь в комнату и еще не начинает свою «операцию», а она уж во весь голос вопит. Так четырнадцать дней лечил юноша царевну. А на четырнадцатый день вышел из палаты на короткое время и сразу ж вернулся. Говорит ей:

— Пообещай, что выполнишь все мои указания. Иначе будет тебе нынче конец.

— Обещаю, обещаю.

— Ты меня узнаешь?

Она посмотрела на него пристально.

— Не узнаю.

Тут снял он шапку.

— А теперь узнаешь?.. Я тот, с кем ты в карты играла и кого ты обманула, у кого выкрала ты кошелек, волшебную шапку и сопилку. Я тот, кого ты велела бросить на высокую гору.

И принцесса узнала юношу.

— Что ж ты хочешь теперь? Умереть или вернуть мне мои вещи?

Царевна так испугалась, что и речи лишилась и слова вымолвить не могла. Но вернуть волшебный кошелек, волшебную шапку и волшебную сопилку ей не хотелось.

Тогда лекарь начал опять «операцию». И так начал бить ее бычьей жилой по голому телу, что царевна только стонала.

— Ой, отдам, отдам, отдам!..

— Где эти вещи?

— Там-то и там-то... под печью в яме, а яма глиной замазана так, что следа не видно. Ищи и ты найдешь там кошелек.

Долго-таки он искал, пока не нашел. Проверил кошелек и сунул его в карман. Вернулся к царевне:

— А где волшебная шапка?

— Там-то и там-то. Под шкафом выкопана яма. Ищи и найдешь. Нашел он и шапку. Проверил ее и положил к себе в сумку.

— А сопилка где?

— Там-то и там-то. Копай под столом, сняв половицы. Нашел он и сопилку. Проверил и в сумку спрятал её. Потом подошел к царевне:

— На прощание дам я тебе еще маленько «лекарства», чтобы ты меня помнила.

И стал бычьей жилой стегать царевну по белому телу.

Сделав «операцию», дав «лекарства», достал юноша грушу. Съела она ее, и рога тотчас отпали.

Позвонил лекарь по телефону, чтоб пришли за принцессой и отвезли бы ее в больницу. И сказал ей на прощанье:

— А скажешь что кому-нибудь обо мне, враз погибнешь.

И никому не сказала она, как лечил он ее, царя и царицу.

А юноша сел себе в коляску и поехал в неведомый город. Отдыхал там месяц, пока простые лекаря лечили царя, царицу и их дочь от побоев. Узнав, что они уже здоровы, объявил им войну.

Развернулось царское войско фронтом. Достал юноша сопилку, и явилось столько войска, как песка морского, как листьев на деревьях, как травы на земле. Прибежал генерал:

— Что прикажешь, пресветлый царь?

— Царя, царицу и царевну уничтожить! Министров, старших офицеров да всех панов-предателей — тоже. А когда их всех головы полягут, то спросите младших офицеров и простых воинов: «Сдаетесь или хотите умереть?»

Так и вышло. Уничтожили царя, царицу, царевну, министров и старших офицеров, всех панов, что обирали простой народ. Потом спросили воинов и младших офицеров:

— Сдаетесь или хотите биться и погибнуть?

— Не хотим свою кровь проливать за наших врагов! И закончилась война, битва кончилась. Все захлопали в ладоши, закричали:

— Да здравствует молодой царь!

И принял государство в свои руки молодой царь. Нашел он себе красивую девушку из бедной семьи, честную, простую труженицу. Обвенчались и свадьбу сыграли. И позвал жених на свадебный пир своих братьев. А царей приглашать не хотел, ни королей, ни графов, ни знатных панов, он уважал и любил только бедный рабочий люд. И каждого, кто был на пиру, одарил дорогими подарками.

И на свадебном пиру объявил, что снимает с бедняков большие налоги.

И была великая радость. Радовались простолюдины, что власть перешла в руки такого человека, что любит рабочего и крестьянина. И что такой человек управляет государством.

После свадебного пира зажили молодые счастливо, в любви да согласии. Может, живут они и теперь, если не умерли.

На том и сказке конец.

Источник и примечания

Сопилка — свирель.

Запись, составление и редакция П. В. Линтура, И. М. Чендея. Перевод Г. Н. Петникова

  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.