Про солдата и Аптея

Украинская народная сказка

Прослужил солдат двадцать пять лет и идет домой по билету. Шел-шел и подумал: «Нет у меня ни отца, ни матери, чем же я похвалюсь, что двадцать пять лет прослужил, а царя и не видал. Дай-ка вернусь, царя в глаза увижу». Приходит к государеву дворцу, стоят там часовые, не пускают.

— Куда идешь? — спрашивают.

— Да вот, прослужил я двадцать пять лет, а государя и в глаза не видел, что ж я скажу, как домой вернусь. Вот я и пришел.

Ну, они и доложили государю. Тот велел его пропустить. Выходит государь, спрашивает: — Зачем я тебе, солдат, нужен?

— Ваше величество, прослужил я двадцать пять лет, а государя и в глаза не видел, чем же я похвалюсь, как домой приду? Вот и пришел я на вас поглядеть... Ну, тот и начал его расспрашивать:

— Есть у тебя отец, мать?

— Нет, — говорит, — никого.

— Ну, иди ко мне служить, за охотника будешь. Вот тебе двадцать пять рублей, квартира и прислуга; а будешь хорошим охотником, так буду каждый месяц тебе набавлять.

Пошел солдат на охоту, набил дичи, насилу довез. Государь набавил ему пять рублей. На другой день пошел солдат на охоту и за целый день не то чтобы дичь убить, а и воробья не встретил. Идет назад, видит — птица какая-то на кургане сидит. Он нацелился в нее стрелять, а она просит:

— Эх, солдат-охотник, не бей меня, лучше иди живою возьми.

Он взял ее и посадил в свою комнату. А тут государь посылает за ним слугу, чтобы тот пришел — много ли дичи набил нынче.

— Нигде, ваше величество, и воробья не видал. Как шел домой, то сидела какая-то птица на кургане — прицелился я, а птица и стала меня просить: «Не бей меня, солдат-охотник, а иди меня лучше живою возьми». Вот и посадил я ее в своей комнате.

Пошел государь поглядеть. Только открыл двери, глядь — сидит там такая красавица, что и сам государь залюбовался.

Съехались к государю разные короли, а он и давай хвалиться.

— Вот, — говорит, — есть у меня такой охотник, что ни загадаю ему, все выполнит.

Ну, один король и говорит:

— Вот я вашему охотнику загадаю одну загадку, как выполнит ее, то он — молодчина, а как не выполнит, то — мой меч, а его голова с плеч!

Призвали солдата-охотника, а тот король и говорит:

— Ну, вот что, молодчина, ступай туда, неведомо куда, принеси то, неведомо что...

Пришел солдат в свою комнату, запечалился, не знает, куда идти и что доставать. А та девица и спрашивает:

— Чего ты, солдат-охотник, так горюешь?

— Как же мне не горевать, если чужестранный король такую задачу задал, что я не могу ее и головой сообразить.

— Какую же задачу?

— Сказал: «Поди туда, неведомо куда, принеси то, неведомо что».

— Эх, это не служба, а только службочка, а потом будет тебе служба. На тебе вот этот платочек, выйдешь на двор, махнешь вперед, поднимешься на воздух и полетишь — отнесет он тебя за тридевять земель, в тридесятое царство. Долетишь туда — будет дремучий лес, и кругом ничего, и только посреди леса дом высокий зеленый, без окон, без дверей, а сверху одна труба. Как взлетишь на дом, кинь в трубу платочек, платочек полетит вниз, а ты за ним.

Вышел он, махнул платочком и полетел аж в десятое царство. Там лес густой и зеленый, непроглядный. А посреди леса дом с трубой. Бросил он платочек в трубу и сам за ним спустился. Смотрит, а стены все золотые — свету нету и никого не видно, только золото и освещает комнаты, и столы такие же! Драгоценные каменья — все сияет!

Солдат нашел койку, залез под койку и улегся, шинелью прикрылся. Вдруг слышит: листья шумят и земля движется — Змей летит... Спускается, а у солдата так сама шинель и ворошится!

— Эй, — крикнул Змей, — Аптей!

— Что угодно? — отозвался кто-то.

— Чтоб были мне и напитки и кушанья, чтоб музыка заиграла, трубка набилась и девчата песни бы пели...

Аптей как ударил — лампы загорелись! Напитки и кушанья... девчата песни поют!..

Напился Змей, наелся и крикнул:

— Аптей, закрой!

Змей полетел, а Аптей ударил — потухли лампы, все убралось, и стало снова, как было.

Солдат лежал-лежал, есть ему захотелось, аж не выдержит, и думает: «Это жена моя волшебница сердится на меня за то, что хотел я ее застрелить, это она меня сюда запроторила на мою погибель». И вскрикнул он от ужаса:

— Аптей!

— Чего, служивый кавалер?

— Чтоб были у меня напитки и кушанья, трубка набита и девки песни бы пели.

А Аптей как стукнул: тут напитки и кушанья — что твоей душе угодно!

Вот сел солдат и говорит:

— Ну, садись и ты, Аптей. А Аптея он и не видит. Аптей и говорит:

— Вот сколько я Змею служу, ни разу не посадил он меня с собою, а ты посадил, Я вижу, что хороший ты человек, — давай убежим!

Солдат и говорит ему:

— Как же мы выберемся из этого дома?

— А ты этот платочек, что у тебя, подбрось вверх — мы за ним и вылетим.

Солдат крикнул:

— Аптей, закрой!

Тот как ударил, все так и исчезло!

Подбросил солдат платочек — и полетел. А Аптея при себе не видит. Вылетел на поле — идет и идет... Захотелось ему есть, думает, что Аптея при нем уже нету, сел и вздыхает бедняга:

— Ох-хо-хо-хо-о! Вот если б Аптей!.. А тот враз и отозвался возле него.

— Чего, служивый кавалер?

— Чтоб были мне напитки да кушанья, музыканты б играли, девки песни бы пели!

Тут ему среди степи палатки разбились — напитки и кушанья, девки поют... цветы разные... птицы распевают...

А тут какой-то господин ехал из города в город, велел кучеру коней повернуть к гостинице, что в поле построилась.

Солдат наелся, напился, крикнул:

— Аптей, закрой! — тот закрыл; видит господин, что никакой гостиницы нету, только один солдат, подходит и спрашивает:

— Что, — говорит, — солдат, тут гостиница была?

— Была, — говорит. И как, крикнет: — Эй, Аптей, сделай все! — И все сделалось.

И говорит господин:

— Вот, солдат, есть у меня такая табакерка — города, матросы... все в ней имеется...

А Аптей и толкает солдата в бок:

— Меняй, — говорит, — я от него убегу!

Он взял, поменялся. Раскрыл солдат табакерку — стали моря, города, войска, кавалерия... прямо и конца не видать!

Разошлись, поменялись. Аптей его нагнал. Приходит солдат домой. Государь разослал слуг за королями, которые тогда у него гостевали. Все съехались, подзывают к себе солдата и спрашивают:

— Ну что, справился?

— Справился.

— Ну, покажи.

— Нет, я показывать здесь не стану, а пойдем в открытое поле, я там покажу.

Вышли на поле, а он как крикнул:

— Эй, Аптей, чтоб были дома почище да в три раза повыше, чем у государя... И чтоб были напитки и кушанья!

Аптей как стукнул три раза, так все и сделалось!

Открыл солдат табакерку — стали вдруг и моря...

Смотрят цари, да и короли, а они-то в воде стоят — и давай бежать!..

Тогда царь похвалил его и женил на той девице, в которую солдат хотел стрелять. Назначил его наследником. Там они и до сих пор живут, и до сей поры он наследником там.

Эту сказку сказывал мне Петро Полтавец, когда мы плоты по Днепру сплавляли.

Источник и примечания

Про солдата и Аптея, — Записал В. Кравченко от сказочника Харенко в с. Худяки близ Черкасе. Народні оповідання і казки. Етнографічні матеріали, зібрані Вас. Кравченком, Т. II, Житомир, 1914.

Составитель сборника и переводчик Григорий Николаевич Петников

  • Украинские сказки и легенды. Издательство «Таврия», г. Симферополь. 1971 г. 352 c.