Сказка про Белого Полянина

Украинская народная сказка

СКАЗКА ПРО БЕЛОГО ПОЛЯНИНА — Украинская народная сказка
СКАЗКА ПРО БЕЛОГО ПОЛЯНИНА — Украинская народная сказка

У одного богатого графа было три сына и три дочери. Пока был он жив, посылал своих детей в школу. Два старшие сына учились хорошо, а младший учиться не хотел, всё дома сидел да среди кухарок и баб вертелся. Вот и прозвали его Пепеляником, замарашкой.

А был младший сын графа непослушный да своенравный. Уж и били его отец с матерью, наказывали, да ничего с ним поделать не могли. Всё он с братьями, с сестрами дрался, ссорился. Словом, было у отца-матери с ним немало хлопот.

Пришло время, заболел граф. А помочь лекаря ему не смогли, и он умер. Овдовела графиня. А известное дело, что дети больше отца боятся, чем матери. Замучилась с детьми вдова, настрадалась. Особенно много было забот с младшим.

Подошло время, умерла и графиня. Остались сыновья и дочери сиротами. Дома нет никакого порядка — дети дерутся, не ладят.

Старшие, те были посильней, и младший не осмеливается ссориться с ними и драться, а с девушками все в ссорах да в брани. Терпят они, терпят, а потом как возьмутся все втроем да и побьют его. Раз побили они хлопца так, что он разозлился и крикнул:

— Не выйти вам замуж! А пора уж! Чтоб вас черти замуж побрали!

Только вымолвил хлопец эти слова, как черт и записал их в свою книгу.

Жили девушки, жили себе некоторое время спокойно все вместе. Но подошел срок, и задумали черти забрать девушек. Слышат однажды на графской усадьбе ночью: приближаются музыканты — скрипки, бубны, пение. Такой гам, будто буря надвигается. Подходит музыка ближе, и слышится голос:

— Эй, шурин, давай-ка нам, что обещал! Долго не раздумывай, не то дом разнесем!

И вспомнил тогда Пепеляник, что он посулил. А давно уж и позабыл, как сестер проклял: «Чтоб вас черти замуж забрали!»

И опять к Пепелянику:

— Шурин! Эй, давай-ка, что обещал, а нет, то все пропадете!

Вспомнил тут хлопец: «Ох, это черти за сестрами явились...» А было в графском доме несколько этажей. Девушки спали наверху. Схватил Пепеляник старшую сестру и выбросил ее из окна. Но черти сделали так, чтобы девушка не упала на землю — подхватили ее на руки. Заиграли музыканты, поднялся ветер, и такой гул, что весь дом задрожал. Не прошло и минуты, как черти исчезли.

Утром в графском доме все пригорюнились, затужили.

— Что ж теперь с нами будет? Что случилось? И нападают на меньшого:

— Что ты наделал?

Плачут девушки, а спасения нету. Так вышло, так должно быть.

На следующую ночь опять слышат музыку. От сильного шума и гама все проснулись. Девушки плачут, умоляют:

— Братец наш, братец! Хоть нас-то не отдавай! А черти у дома орут:

— Эй, шурин, неверную думу ты думаешь! Жаль стало хлопцу сестер.

— Скорей давай нам то, что. пообещал. А не дашь — все погибнете!

Задрожали все окна, а дом так тряхнуло, словно его на воздух подняло. И обуял всех великий страх. А раздумывать времени не было. Распахнул хлопец окно и выбросил среднюю сестру. Черти подхватили ее на руки, заиграли весело музыканты и вмиг исчезли — только вихрь поднялся и подул с такой силой, что содрогнулся весь город. Бранят братья меньшого, бить собираются. А младшая сестра плачет и просит:

— Братец мой милый, братец любимый, хоть меня ты дома оставь!

Весь день прошел в неладах и печали. Вечером все уж и спать лечь боятся — ждут беды. И правда, в полуночь поднялся страшный шум — черти только подходили к городу. А дома уж дрожат, земля колышется. Знают братья, что беда к ним приближается.

Остановились музыканты под окном и кричат:

— Шурин, недоброе ты задумал! Скоро от этого дома и камня на камне не останется. Давай, что обещал нам!

От страшного грохота зазвенели все окна, стекла посыпались. На дворе лошади, коровы, волы, свиньи и овцы стали реветь и бросаться из стороны в сторону...

Братья так переполошились, что никак не опомнятся. Что делать? Как быть? Нету спасения. Взял тогда младший брат последнюю сестру и выбросил ее из окна. Заиграли музыканты, понеслась веселая песня, страшно зашумел-загудел ветер. И все вдруг бесследно исчезло.

Воцарилась печаль, все пригорюнились да не только в графском доме, а и в целом городе. Люди боятся, что нечистые явятся и в другие дома. Но музыканты больше не появились...

Остались хлопцы одни. Девушки после смерти матери блюли на усадьбе порядок: пекли, жарили, варили, стирали, подметали. У братьев была чистая одежда, чистые рубашки, они были всегда обуты, одеты. И никто б не сказал, что в доме нет ни отца,- ни матери. А теперь стал такой беспорядок, голод, розни да свара.

Бедствуют братья, ссорятся друг с другом и всё младшему:

— Это ты во всей беде виноват!

И так допекали хлопца, что наконец он сказал:

— Невтерпёж мне больше укоры ваши! Уйду я. Оставайтесь одни! И живите себе привольно!

Приготовил брат себе еду на дорогу, простился и двинулся в путь-дорогу, куда глаза глядят.

Идет он, идет, идет через реки, переправы и броды. Нелегко ему приходилось, трудная была дорога. Но идет он всё дальше и дальше.

Однажды забрел он в густой и красивый ельник. А в лесу холодно, темным-темно. Нашел хлопец криницу, решил отдохнуть. Сидит он над криницей и слышит, будто что-то звенит, как струна. Огляделся.

— Что оно звенит?

Солнце нагрело, стало в лесу тепло. Пригрело солнце сухую ель, и потекла с дерева смола. Да так потекла, что набралась на земле целая кучка смолы. Пригляделся хлопец и видит: на елке сидит муха. Такая странная, какой он ни разу не видывал. Прилипла к смоле, никак оторваться не может. Сперва звенела она часто, потом все реже и реже. Обессилела, бедняжка, а вырваться не может.

Пожалел хлопец муху. Но дерево-то сухое, ветки опали, а муха сидит высоко. И думает он:

— Как бы это туда взобраться? Как мне бедную муху выручить?

Стал он подниматься по елке вверх. Но дерево все заплыло смолою. Прилипает смола к рукам, к ногам, нелегко взбираться, но раз человек уж очень захочет, то всё сможет. Добрался он к мухе, пробует ее осторожно освободить, так, чтоб крыльев не повредить ей, ноги не поломать. Наконец как-то освободил он муху. Выпустил, и она весело полетела...

Спустился хлопец с дерева на землю, смывает с рук смолу. Но не скоро смыл он ее.

— Хотя немного я и помучился, а муху таки освободил! — говорит сам с собой.

А муха летает кругом, звенит. Долго летала она, пока села к нему на плечо и молвит голосом человечьим:

— Спасибо тебе за доброе дело. Ты спас жизнь мне. Если б не ты, пропала бы я, ведь самой мне никак бы не освободиться. За то, что ты меня из беды выручил будешь ты отныне таким могучим, как Белый Полянин.

Облетела она еще несколько раз вокруг него — у хлопца в ушах аж зазвенело — и вмиг исчезла.

Лёг хлопец на траву и думает: «А что это за Белый Полянин? О таком я не слыхал ни разу»...

Думал он, думал и решил, что будет искать этого Белого Полянина. И двинулся в путь-дорогу. Перевалил черев высокие горы, через дремучие леса и попал в большое царство-государство. Ходит он, бродит по селам, по городам, всюду спрашивает про Белого Полянина, но никто такого не знает. И идет себе дальше. Бывало и так, что советуют ему пойти к ворожее:

— Там-то и там живет бабка-ворожея. Она знает немало. Может, что и скажет...

Ходил хлопец и к ворожеям. Но они ничего не могли сказать. Однажды услышал он про старую-престарую ворожею. Долго пришлось ему ходить, и немало он намаялся, пока нашел ее. Пришел и сразу спрашивает:

— Слыхали вы, мамка, или не слыхали вы, мамка, что про Белого Полянина?

— Про такого не слышала...

Потерял тогда хлопец всякую надежду узнать что-нибудь про Белого Полянина.

Идет он всё дальше, дальше и дальше. Голодный, измученный, еле держится на ногах. Уже и не надеется когда-нибудь его найти. Думает: «Беда, придется мне, видно, с голоду пропадать».

Забрел он в дремучие леса, выбрался на высокие поло-нины. Еле ноги волочит. Но поднялся все же еще на одну высокую гору. Оглядывается по сторонам и вдруг видит вдалеке-вдалеке хата стоит.

«Попробую пойти туда, может, там кто-нибудь живет и накормит...»

Да не так уж скоро дошел он до хаты, как в сказке сказывается. Мало-помалу как-то, а добрался. Подошел, и хату хорошо видно. Хатёнка маленькая, и растет перед ней большой ясень — красивое дерево. Открыл дверь:

— Тут кто-нибудь есть?

Вошел в комнату. Смотрит, удивляется: младшая сестра здесь! Она так обрадовалась брату, обняла его, расцеловала и говорит:

— Как ты сюда попал? Ты, наверно, голодный? — Пожалуй, что не сытый.

Сестра быстро приготовила брату поесть. Когда он наелся, начали говорить:

— Как же ты, милый мой братец, сюда добрался? Сюда земной человек еще ни разу не хаживал!

— Я, сестрица моя, ищу Белого Полянина. Немало я по свету походил, да никто не может сказать мне, где он.

— Я про него не слышала. Может, мой муж слыхал.» Мужа нет дома, но он скоро придет... Но как мне с тобой быть? Он может тебя убить... Мой муж ведь — нечистый Дух. Попробую спрятать тебя под корытом. Но сиди там тихо.

Спрятала она брата под большим корытом. Задвинула корыто под кровать и прикрыла его ветошью. Лежит хлопец тихо-тихо.

Вдруг слышит — загудел сильный ветер, а земля так и заколыхалась, а его будто подбросило. Подскочило и корыто. Но хлопец сидит под кроватью, затаив дыхание, тихо-тихо.

Вбежал в хату сестрин муж:

— Чую свежую душу! Кто здесь?

— Никого здесь нету...

— Ты мне басен пустых не рассказывай. Говори, кто тут?

— Это ты, по свету летая, свежего воздуху нахватался, вот тебе и чуется, что здесь человек.

— Ты не зли меня, а не то убью тебя! Говори, кто здесь? Коль это твой старший или средний брат — злой смертью сгинет! А коль младший твой брат — то с его головы и волос не упадет! Ведь это он мне отдал тебя!

Тут она осмелела:

— Здесь младший мой брат.

— Так не прячь его, тотчас показывай!

Кинулась она под кровать, подняла корыто, вылез юноша измученный, аж мокрый... Обнялись, расцеловались.

— Жена, накрывай на стол. Я проголодался, да и гость-то не сытый.

Принесла она на стол кушания. Сели есть. Когда наелись, принес сестрин муж вина и говорит:

— Выпей вина, от него сила приходит!

Выпил хлопец стакан вина. Разговорились, ведь за вином-то человеку лучше по душам говорится.

Налил сестрин муж еще стакан вина. Хлопец выпил, вкусным ему показалось оно. И продолжают беседу. Налил хозяин и третий стакан. Хлопец выпил. Потом сестрин муж и говорит:

— Ну, теперь давай силой померяемся!

Вышли из хаты. А рос на дворе огромный ясень. Нечистый дух обхватил дерево и так его тряхнул, что аж ветки заколыхались.

— А теперь ты попробуй!

Схватился хлопец руками за дерево и тряхнул его так, что аж листья посыпались — такой силы от вина набрался.

— Ты посильней меня. Но жить на этом свете еще ты не сможешь! Пойдем в хату, подумаем, что делать дальше.

Вернулись в хату.

— Слушай! В этих краях земной человек еще не бывал ни разу. Хотел бы я знать, что за дела привели тебя сюда?

— Хочу найти Белого Полянина. Ты про него не знаешь?

— Я старший над восьмой частью света, но про Белого Полянина не слыхал. Может, мой средний брат знает, надо тебе к нему добраться.

— А далеко ль, долго ли до среднего брата?

— Шесть месяцев пути...

— Я пойду к нему! Укажи мне, куда идти. Тот указал дорогу, а жене велел:

— Приготовь моему шурину еду на дорогу. Сестра приготовила. Попрощались они, и хлопец двинулся в путь-дорогу.

Идет он, идет, идет по разным городам да селам, и кого только не встретит, каждого спрашивает про Белого Полянина. Но никто о таком не знает.

Долго он странствовал, пока, наконец, не выбрался на высокие горы, в дремучие леса. А были те горы еще выше, а леса еще погуще тех, что прошел он уже. Остановился он однажды на высокой-высокой полонине и приметил в далекой дали маленькую хатку. Начал он к той хате пробираться. Подошел ближе, видит — растет у хаты прекрасный ясень, еще покрасивей, побольше того, что был на дворе у младшей сестры.

Открыл двери. Глядь — а тут средняя его сестра.

И так обрадовалась она брату, прижалась к нему вся в слезах, обняла его, расцеловала:

— Братец мой милый, как ты сюда добрался? Здесь земной человек не бывал ни разу. Ты, наверно, проголодался? Садись за стол, я быстро приготовлю тебе поесть.

Поставила она на стол миску, поел он, а потом спрашивает она его:

— Важное дело, наверно, тебя сюда привело?

— Я ищу Белого Полянина. Уж немало я по свету походил, но пока никто не мог сказать мне о нем.

— И я про него не слыхала. Может, мой муж что знает — он ведь нечистый Дух. Но сейчас его нет дома, скоро должен вернуться. Но куда ж тебя спрятать, чтобы он тебя не убил?

И придумала она спрятать его под корытом.

Младший брат слышит: ветер гудит, да такой ветер, что аж земля колышется, хата дрожит, корыто подбрасывает. Вскоре нечистый Дух открыл дверь и крикнул:

— Чую, чую свежую душу! Кто тут?

— Ой муженек, никого здесь нету. Это ты, по свету блуждая, свежего воздуху надышался.

— Ты меня не обманывай, говори скорей, кто здесь! Коль твой старший брат — то злой смертью сгинет, коль средний — злой смертью сгинет, а если младший — то и волос с головы его не упадет, ведь он тебя отдал мне.

— Здесь младший брат!

— Так чего ж ты его прячешь?

Подняла жена корыто, выбрался хлопец из-под кровати. Обнялись, расцеловались.

— Садись, шурин, за стол, ты, наверно, проголодался. А ты, жена, поскорей приготовь нам поесть.

Уселись за стол. А как наелись, нечистый Дух принес доброго вина.

— Выпей вина, от него сила прибывает.

Выпил хлопец стакан. Налил хозяин второй, третий. Говорит нечистый:

— А теперь давай силой померяемся!

Вышли из хаты. Нечистый Дух обхватил руками ясень и тряхнул его так, что листья осыпались.

— Ану, шурин, покажи-ка ты свою силу!

Хлопец обхватил ясень, тряхнул его так, что ветки наземь попадали.

— Ты, шурин, посильней меня будешь. Но жить на свете ты еще не можешь. Пойдем в хату, посоветуемся.

Вошли в хату, сели за стол:

— Ну, теперь рассказывай по какому ты делу ходишь? Ведь сюда земной человек ни разу не хаживал.

— Не знаешь ли ты про Белого Полянина?

Я старший над одной шестой света, но про Белого Полянина не слыхал, хоть каждую муху знаю в своей части света. Может, старший мой брат знает? Он ведь хозяин одной четверти света.

— А далече твой брат?

— К брату шесть месяцев пути.

— Пойду я! Либо помру, либо Белого Полянина найду. Приготовила сестра на дорогу еду. Попрощался он и вышел в путь-дорогу.

Идет он, идет, идет по высоким полонинам, по густым лесам, по широким полям. Добрался в далекую страну. Проходит по селам, по городам. Где кого встретит, каждого спрашивает:

— Вы не знаете Белого Полянина?

Долго-долго шел он, пока не попал на высокие Бескиды, на далекие горы, в страшные ущелья. Человек на этом свете может попасть в такие места, что и не снилось. Смотрит хлопец и не может опомниться от очарования, горы-то и вправду чудесные. Идти по ним трудно, надо часто перескакивать с камня на камень. Только перевалит горный хребет, а там глядь — еще гора повыше.

Поднялся он на высокую-превысокую полонину. Стоит на самой верховине, во все стороны оглядывается. А рассмотреть-то нелегко, кругом туман да туман. Но все же он приметил маленький домик. Глазам своим не верит, может, ему привиделось? Стал спускаться ниже, ниже. И чем ближе он подходил, тем все яснее виднелась хатка.

Подошел к самой хате, видит — стоит высокий-превысокий ясень. Такого дерева он ни разу еще не встречал, хоть и прошел по свету немало. Открыл дверь — а тут сестра его старшая!

Обрадовалась она брату. Обняла его, расцеловала.

— Важное дело, видно, тебя, братец, сюда привело, ведь сюда земной человек ни разу не захаживал.

— Да, сестра, дело, и немалое! Много лет уж хожу я, ищу Белого Полянина. Но пока никто ничего не мог мне о нем сказать, никто такого не знает.

— Ой братец мой милый, и я про него не знаю! Может, знает что мой муж — Дух нечистый... Ты, видно, проголодался? Садись за стол, я дам тебе поесть. Но ешь поскорей, а то вот-вот придет мой муж, он может тебя убить.

Хлопец наелся, и сестра спрятала его под корытом.

Вскоре прилетел и Дух нечистый. Заскрежетал зубами так, что огонь выбивает:

— Чую свежую душу! Кто тут?

— Здесь никого нет. Это ты по свету находился, вольного воздуху надышался, вот тебе и кажется!

— Не говори глупостей. Ты, видно, нашла себе полюбовника. А может, тут кто из твоих братьев? Коли старший иль средний — злой смертью сгинет. А коль младший — то и волос с его головы не упадет, ведь он же мне отдал тебя.

— Здесь младший мой брат!

— Так чего ж ты прячешь его? Скорей показывай! Подняла она корыто, выбрался хлопец из-под кровати.

Обнялись они, расцеловались.

— Накрывай, жена, на стол, шурин, наверно, проголодался.

Поставила жена на стол кушанья. Когда наелись, нечистый Дух принес вина еще лучшего, еще покрепче того. Налил первый стакан:

— Пей, шурин! От вина сила прибывает!

Выпил хлопец вина, чувствует, как все тело, все жилы мощью наполняются. Налил нечистый Дух второй стакан. Выпил брат и второй. Налил Дух третий стакан. А как выпил хлопец и третий, говорит хозяин:

— Ну, теперь пойдем на двор, силой померяемся. Вышли на двор. Обхватил нечистый Дух руками ясень и так его тряхнул, что ветки наземь попадали — стало дерево голым, как столб.

— А ну, ты!

Хлопец как взялся за дерево, обхватил его, как тряхнул его в одну, в другую, в третью сторону. А потом вырвал из земли, взмахнул корнем в небо и так ударил по земле вершиной, что влезло оно до половины в землю.

— Шурин! Ты посильней меня! Но жить на свете ты еще не можешь. Пойдем в хату, потолкуем.

Вошли в хату, сели у стола, беседуют.

— Видно, великое дело тебя сюда занесло, ведь не родился еще на земле такой человек, кто бы здесь побывал.

— Да, и немалое! Все ищу я по свету Белого Полянина, — говорит хлопец.

— Я самый старший над одной четвертью света. Знаю здесь каждую былинку, каждую мурашку. Не только людей.

Но про Белого Полянина не слыхал. Может, знает о нем моя мама. Но попасть к ней нельзя — она тебя тотчас съест.

— Все равно хочу узнать про Белого Полянина, покажи дорогу! Далеко ли до твоей мамы?

— К моей маме шесть месяцев пути.

— Иль помру, иль в живых останусь, а пойду. Приготовила сестра ему на дорогу еду. Попрощался хлопец и пошел.

Идет он, идет, идет. Трудно было выбраться из тех горных ущелий, куда он забрел. Но хлопец шел, пока не вышел на равнину. Идет он по селам, идет по городам, проходит реки, озера, моря. Долго он шел, каждого спрашивал, не знает ли кто про Белого Полянина.

Однажды он увидел — синеют вдали высокие-превысокие горы. Черные туманы над их вершинами стелются — ни гор таких, ни туманов подобных он ни разу не видел. Но идет он все дальше и дальше. И стал он на те горы подыматься. Долго шел с горы на гору, долго проходил горные ущелья, пещеры, пока не выбрался на полонину, где рукой можно небо достать.

Когда взошел он на хребет, мать нечистого Духа так заревела страшным голосом, так зубами заскрежетала, что огненные искры посыпались.

— Ступай сюда, пёсий сын! Теперь ты уж от меня не убежишь. Давненько я не ела человечьего мяса, а теперь вот поем. Уже пять тысяч лет, как мяса мне хочется.

Глянул хлопец в ту сторону, откуда доносился тот страшный голос. А там такая пропасть, что никак не пройти. Пришлось ему ползти на коленях, и на коленях бабу молить, чтоб не съела.

Ползет он на коленях и просит:

— Мамка моя милая, сваха моя добрая! Должен я по свету странствовать. И ходил я немало, пока не нашел ваших троих сыновей. Каждому из них подарил по сестре. Они не могли мне ничего посоветовать, в моем деле они плохо разбираются. Вот и прислали они меня к вам. Может, дадите совет? Я вас сильно прошу, не ешьте меня. Я знаю хорошо вашу силу, знаю, что вы можете меня проглотить, как муху.

Долго-долго хлопец просил на коленях страшную старуху. А та слушала-слушала, и захотелось ей увидеть хлопца своими страшными-престрашными глазами. Взяла она длинные железные столбы, подперла ими веки, смотрит и говорит:

— Ты великий брехун! Я немало людей слушала, а такого, как ты, — ни разу. За твою брехню я тебя съем...

Подошел он к бабе, а баба опять:

— Хотела бы я доведаться, какое дело тебя сюда привело, сказывай! Послушаю, а потом съем. Земной человек здесь еще не бывал. Сюда и воздух земной не долетал.

— Любезная свашенька, ищу я всюду Белого Полянина. Побывал я у ваших сыновей, да они про него ничего не знают. Старший сын меня к вам прислал: может, вы слыхали про Белого Полянина?

— Я над полсветом самая старшая. И нет на моей половине ни зверья, никакой живности, ни скалы, ни малой песчинки, о которой бы я не ведала. А про Белого Полянина я не слыхала. Может, муж мой знает. Уж раз ты мне рассказал, по какому делу ты по свету ходишь, я помогу. Иди, дам я тебе поесть, а потом отправлю к своему мужу. Он, наверно, знает про Белого Полянина. Да только боюсь, что живым тебе от него не уйти — он тебя съест. У него злости к людям еще в тыщу раз больше, чем у меня.

Приготовила баба хлопцу поесть — подала на стол оловянных галушек. Поел хлопец такое блюдо и шесть месяцев не чувствовал голода. А собрался в дорогу, спросил:

— А далече ль ваш муж проживает?

— К мужу моему пути шесть месяцев.

— Так покажите, как к нему пройти.

Старуха указала. Поблагодарил хлопец, простился, вышел на дорогу. Нелегко ему со страшных гор спускаться, нелегко по долинам идти. Попал он в другое чужедальнее царство-государство. И всё спрашивает — кого только ни встретит, не знают ли что про Белого Полянина.

Идет он, идет, идет по селам, по городам, полями широкими, лесами дремучими, переходит реки, моря. Долго, уж так долго ходил он по свету.

Наконец заметил еще другие горы, страшнее тех, на которые он уже поднимался. Такие высокие, такие горы высокие, что нет их выше на всем свете. Горы вулканами дышат. Как задышит вулкан, взрывается гора и горит так, что пламя не затухает. Поднимаются пламя и дым до самого неба, и вихрь разносит тот дым, разносит, и сияет кругом пламя.

Пробирается хлопец среди страшных гор. Теперь и вправду идти ему тяжко. Думает он: «Или съест он меня, или погибну меж огненных гор. Все одно тут мне конец»...

Но он твердо решил идти дальше. Идет, идет и идет. И взошел на самую высокую полонину. И только взошел он на ее вершину, страшный дед сразу же учуял земного человека и так заревел и заскрежетал зубами, так дохнул пламенем, что искры и огонь посыпались во все стороны. Нелегко было уберечься от такого огня.

— Ну, песий сын, ступай сюда! Я уж так жаден до человечьего мяса, что аж сердце разрывается.

Упал хлопец на колени, просит-молит деда. Падает, спускаясь в глубокую лощину. Спотыкается, скользит, скатывается по горным спадам, хватается руками за кусты, за камни. Руки и ноги в крови, терпит страшные муки. Но в конце концов он спустился в низину, где стояла дедова хата.

— Ступай, песий сын! Знаю, льстивые речи ты говорить мастер, но тут тебе ничего не поможет. Я тебя съем. Но сперва хочу на тебя глянуть.

Подпёр дед железными столбами свои веки, смотрит на хлопца.

— Красивый ты парень. Но хотел бы я знать, по какому ж ты делу сюда явился? Послушаю тебя, а потом съем. Послушаю, что тебя сюда занесло. Земной человек в этих краях еще не бывал ни разу. Послушаю твои льстивые речи, а потом съем.

Упал хлопец на колени, просит:

— Сватенька мой любезный! Нянько мой милый! Я трем вашим сынам подарил три сестры мои. Был я у вашей жены. Выслушала она меня и не погубила. И сыны ваши, и жена пожелали узнать, по какому я делу хожу по свету уже не год и не два. Намаялся я, ища Белого Полянина. Да никто про него не знает. А жена ваша милая сказала, что вы над всем светом самый старший. Уж если и вы про него не знаете, тогда не знает о нем никто.

— Ой, и умный же ты парень. Ты так просишь меня, что мне тебя жалко. Про Белого Полянина я знаю. Он теперь самый старший над всем светом, а не я. Дам я тебе своего коня, а он посоветует, что дальше делать. Что конь скажет, то ты и делай.

Дед подарил хлопцу коня. И молвил конь хлопцу голосом человечьим:

— Влезь ко мне в правое ухо!

Влез хлопец в правое ухо и достал оттуда такую красивую одежду, какой и на свете-то нету. Сбросил свою старенькую, всю в лохмотьях, приоделся.

— Влезь ко мне в левое ухо!

Влез хлопец в левое, достал оттуда седло, саблю, уздечку, рушницу да такие прекрасные, каких он ни разу не видывал.

Оседлал коня, набросил ему на голову уздечку, а конь говорит:

— Я знаю, куда тебе надо. Дам я тебе совет, что делать. Мы поедем к Белому Полянину. Как прилетим к его хате, будет уже ночь. Полянин будет спать. Ты отведи меня на конюшню. Там стоит конь и Белого Полянина. Конь у него такой же, как и я. Ты меня к нему привяжи. Потом войдешь в хату и увидишь там на постели Белого Полянина. Висит над Полянином на стене сабля и раскачивается. Но никто из земных людей не может взять ее в руки. Ты свою саблю сними и повесь вместо его. То же сделай и с рушницей. Одежда Полянина лежит на столе. Ты переоденься! Свою ему положи, а его возьми себе. И помни, что твоя сабля, твоя рушница и одежда твоя такие же, как и у Полянина. Их отличить нельзя.

Хлопец внимательно выслушал коня.

— Садись на меня и поедем!

Взвился конь в воздух и полетел стрелой. Прибыли они к Белому Полянину, когда тот крепко спал.

Хлопец отвел своего коня на конюшню, привязал его к коню Белого Полянина. Потом вошел в хату, видит — сабля на стене покачивается, а подойти к ней нельзя. Отвязал он свою, повесил рядом с саблею Полянина. Сабли раскачиваются, а взять их никто не может. Снял с плеча рушницу и тоже повесил ее. Потом разделся, положил свою одежду рядом с одеждой Полянина. Лег потихоньку возле Белого Полянина, чтобы его не разбудить. Заснул не скоро, всё мысли не давали ему покоя. Уснул только около полуночи.

Сладко спят оба. Белый Полянин вдруг проснулся и слышит: спит с ним рядом человек. Вскочил он с постели, прыгнул за саблей, чтоб отрубить незнакомцу голову. Но — на стене покачиваются две сабли. Обе одинаковые. Которая же его? Хочет снять рушницу, а рядом с ней другая, такая же. Повернулся, чтоб взять свою одежду, а рядом с ней такая же другая.

Полянин вышел на двор, хотел с конем посоветоваться. Глядь, а возле коня еще такой же. Думает Белый Полянин: «Этот человек, видно, пришел ко мне с миром. Я крепко спал. Он мог бы мне отрубить голову. И конь-то у этого человека такой же, как и у меня. И одежда на нем такая же, как и на мне. И такая же у него сабля, как у меня, и рушница такая же, как моя. Коли так, то, наверно, и сила у него такая, как и у меня. Коль захотел бы он меня погубить, погубил бы. Значит, не надо трогать его и пальцем. А как проснется, поговорим. Я доведаюсь, кто он такой».

И Белый Полянин опять лег в постель рядом со своим товарищем. Лежит он и раздумывает. А было до рассвета еще далеко, он и уснул. Поутру Полянин и хлопец поднялись. Поздоровались за руку.

— Я долго-долго искал тебя, друг, странствуя по свету. А теперь умоемся, оденемся да поговорим.

Потом оделись, сели за стол, позавтракали, и рассказал хлопец свою историю с самого начала жизни до той минуты, когда они встретились.

И стали они товарищами. Один из них был старший над всем светом, а теперь оба они старшие над всем светом. А это великая сила.

Долгое время они жили спокойно. Но однажды, — а было тогда немало поганых царей, что мучили бедный люд, и народ восстал против панов и короля, — Белый Полянин и его товарищ встали на защиту народа: они свергли панскую власть, освободили народ, что терпел от палачей гнет и беду.

Другие цари, графы да генералы обозлились и объявили им войну. И пришлось долгое время нашим витязям бороться против злых панов всего света, пока, наконец, они победили и дали всем людям на земле свободу.

Побратимы любили друг друга. Они никогда не разлучались, жили, как родные. Но однажды графский сын захотел навестить своих и говорит:

— Я давно ушел из родного дома. Мне хотелось бы узнать, как живут мои братья и сестры, живы ли они, или умерли. Коль живы, я приведу их сюда, ведь жизнь-то здесь лучше.

Белый Полянин похвалил товарища за такую мысль:

— Ты задумал доброе дело. Вместе будет всем веселей и лучше.

И они сердечно простились друг с другом:

— Прощай. В жизни всякое может случиться. Может выйти и так, что я никогда больше не вернусь в этот край. Но тебя я никогда не забуду.

И вот хлопец двинулся в путь-дорогу в родные места. Долго шел он домой. Наконец увидел родной город, удивился и запечалился. Улицы все травой поросли, дома опустели, не слышно ни голосов людей, ни птиц, ни животных. Мертвый город.

«Что за диво? Почему все опустело? Почему вымерло?»

Подошел он к своему дому, где родился, где прошло его детство. А там — ни единой живой души, ни человека, ни зверя, ни птицы... Но нету и трупов, даже костей от них нету. Ходит он по комнатам, ищет родных, поднялся наверх, и там пусто.

«Что случилось? В таком большом городе, а нет никого живого».

Проголодавшись, зашел он на кухню. Стояла там прежняя печь. Глядь — его мать точит зубы об камень на печи. А зубы у ней каждый длиною по два метра. Только она его увидела, завопила истошным голосом:

— А! А!.. Давно-давно ищу я тебя! Теперь ты мне в зубы попался... Тут я тебя и съем!

Его мать после смерти стала нечистой и ела все живое, даже мух.

— Я все уже съела. Ты один остался. Теперь тебе крышка!

Испугался хлопец и давай бежать. Вскочил на коня, что стоял на дворе, и — бегом! Конь вихрем летит, а баба догоняет...

Бегут, бегут, убегают. Недалеко от младшей сестры мать догнала хлопца. Видит он — нету спасения. Спрыгнул с коня, бросил его и бежит дальше. А баба со страшными зубами набросилась на коня. Конь не дается, обороняется, со смертью сражается. Но баба коня одолела. Повалила его наземь и — съела.

Тем временем, пока баба расправлялась с конем, хлопец убежал далеко. Прибегает к младшей сестре. А муж ее был дома.

— Шурин, шурин! Что случилось, ты чего убегаешь?

— Бегу, мама за мной гонится.

— Ох, коль мама твоя идет, то нам всем погибать!

Хлопец бежит дальше, а мать тучею прилетела к средней дочке. Съела дочку. Зять долго с нею сражался. Но она одолела и его.

За это время хлопец успел добежать до старшей сестры. Ее муж был дома:

— Шурин, шурин! Что случилось, чего ты бежишь?

— Бегу, мама за мной гонится.

— Ой, коль твоя мать идет, то все пропадем.

Бежит хлопец дальше, а мать черной тучею прилетела к старшей дочке. Съела дочь, сражается с зятем. Тот долго и смело оборонялся, не сдавался, но она и его одолела и съела. Съела она все живое, что было вокруг.

А хлопец бежит, бежит. Прибежал к страшной бабе, что была старшей над полсветом.

— Чего ты, сынок, так убегаешь?

— Потому убегаю, что погибаю.

— Чего ж ты погибаешь?

— Потому, что мать за мной гонится.

— Ой, коль твоя мать идет, то и мне конец.

Бежит хлопец дальше и дальше, а его мать напала на страшную бабу. Стали они бороться, грызть одна другую страшными зубами. А от тех зубов пламя так и во все стороны света и пышет. Долго боролись они, но одолела мать. Свалила она страшную бабу наземь и съела ее. А потом съела и все живое кругом.

Хлопец бежит, бежит. Прибежал к тому страшному деду, что правил когда-то всем светом.

— Чего ты, сынок, бежишь?

— Я убегаю потому, что погибаю.

— А из-за чего ж ты погибаешь?

— Погибаю, так как мать за мной гонится.

— Ой, коли мать твоя идет, то и мне конец.

Бежит хлопец дальше, а его мать на деда напала. Стали они бороться. А дед, что когда-то всем светом правил, силён, Дух нечистый. Он не уступает. И так они борются, так грызутся, аж пламя от их зубов до самого неба пышет, а земля кругом горит, загорается. Долго боролись, но одолела мать. Повалила деда наземь и съела его. И съела баба в том краю все живое.

Тем временем хлопец все убегает и убегает. И прибежал он, наконец, к своему другу, к Белому Полянину.

— Брат, чего ты бежишь?

— Бегу, от погибели убегаю.

— А чего тебе погибать?

— Погибаю, ведь мать за мной гонится.

— Не бойся, друг, ничего. Есть сила против твоей матери.

И он быстро взобрался на чердак, где была прикована семью крепкими цепями его мать. Как увидела она сына, закричала:

— Сын, скорей отпусти меня! — а сама рвется, зубами скрежещет. — А не отпустишь — ты, и графский сын, и я — все погибнем.

И Белый Полянин отвязал свою маму, спустил с семи цепей. А она выскочила из печной трубы и полетела навстречу матери хлопца. Встретилась с ней, стали они грызться. И полетели из зубов их искры, и едкое пламя разлетелось по свету. Долго-долго грызлись они, боролись. Но никак не могут одна другую одолеть, у обеих силы одинаковые... Но, борясь, рассыпались обе в прах.

И сказал Белый Полянин:

— Ну, мой друг! Теперь заживем мы спокойно. А то все смерти ждали. Ведь я не сказал тебе, что пятнадцать лет держал я маму на семи крепких цепях в печной трубе. И твоя мать стала нечистой силой на весь свет. А не приковал бы я мою маму цепями, да если б они обе не встретились, то весь свет бы съели, все живое погибло бы. Теперь, друг, можно жить счастливо. Поищем себе красивых девчат да поженимся.

И решили они идти по свету странствовать. Всюду ходили, красивых девчат искали. Однажды они попали в великое царство-государство. И встретили там красавицу-девушку. И они тоже были хлопцы красивые, да так друг на друга похожи, что и не отличишь.

И полюбила девушка хлопцев.

— За любого из вас замуж пойду. Они сказали:

— Мы такие верные друзья, что каждый готов жизнь за другого отдать. Задумали мы жениться в одно время, взять одинаковых девушек. Ты подожди, пока мы вернёмся. Поищем невесту, похожую на тебя, чтобы и вас никто не мог одну от другой отличить. А как найдем такую, то за тобою вернемся и разом две свадьбы сыграем.

Долго искали друзья девушку, пока не нашли. Посватались за нее, она согласилась. Свели двух девушек вместе. Пришли в самый большой на свете город. Пригласили сюда всех своих родных. Созвали бедняков со всего света, собрали все народы. И много-много людей явилось на свадебный пир. И была свадьба такая, что подобной я еще ни разу не видывал, да и потом не видал. Да и не будет такой больше никогда.

Вот поженились Белый Полянин и графский сын. Зажили они вместе в большом доме. Жили дружно, злым словом не обмолвились. И велели своим женам жить в мире да согласии. И были их жены умные, работящие, послушные.

Жили оба товарища с женами счастливо, и множились семьи их, было у них много детей.

И теперь живут они, коль не померли. На том слове и сказка кончается.

Источник и примечания

Рушница — ружье.

Запись, составление и редакция П. В. Линтура, И. М. Чендея. Перевод Г. Н. Петникова

  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.