Сказка про золоторогого быка

Украинская народная сказка

СКАЗКА ПРО ЗОЛОТОРОГОГО БЫКА — Украинская народная сказка
СКАЗКА ПРО ЗОЛОТОРОГОГО БЫКА — Украинская народная сказка

Было это давно. А случилось оно в семьдесят седьмом царстве-государстве, за Студёным и Горячим морями, за высокими горами, за великими лесами, за широкими полями, где петухи недопевают и псы недолаивают. Жил один царь, и было у него много дорогих сокровищ. И полей широких, и лесов дремучих, и озер великих.

Однажды вышло много косарей цареву траву косить. Одни косят, другие валки разгребают, а еще другие сено собирают.

Вышел главный министр на прогулку, хотел посмотреть, что на царском поле делается. Идет к людям и набрел на куст орешника. Глядь — на вершинке его гадюка висит. Подошел он поближе, стала гадюка его просить:

— Освободи меня, Добрый человече! Сними меня отсюда, сама я слезть не могу.

— Дык как же мне тебя снять? Ты еще укусишь меня.

— Ничего не бойся! За доброе дело я злом тебе не отплачу.

Призадумался министр: «Жалко бедную гадюку. Упадет с орешника, разобьется. Но чем ее снять?»

— Возьми жердь подлинней, один конец положи на ветку, а другой — себе на плечо, вот я по ней и слезу.

А было кругом много жердей, люди сено копнили. Выбрал человек жердь подлинней, положил один конец на орешник, а другой — себе на плечо. И поползла по ней гадюка до самого плеча. Потом быстро обкрутилась вокруг шеи министра. И говорит:

— Вот теперь у меня добрый конь, буду на нем ездить. Заплакал министр. Сбежались люди. А гадюка только головой поводит туда-сюда, и никто к ней не смеет подступиться. Никто ничем помочь министру не может.

Дошел слух до царя. Царь видит — трижды обкрутилась гадюка вокруг шеи министра и не отпускает. Запечалился царь и думает, как бы министру помочь. Собрал свое войско, продел в нитку иголку, повесил ее и говорит:

— Кто из воинов или офицеров попадет с одного выстрела в эту иголку, большую награду получит!

Принесли широкий стол, положили на нем немало ценных подарков.

— Вот вам награды! Можете выбирать, что кому приглянется! — и показал царь на стол.

Ни один воин не знает, зачем отдан такой приказ, зачем надо в иголку попасть. А за пятьсот метров нелегко ее и разглядеть, а не то что попасть.

Как никак, а к стрельбе воины приготовились. А уговор такой: каждый может стрелять только раз.

Стреляло их немало, много воинов стреляло. А всё никто не мог попасть, наконец одному простому воину удалось. И подарил ему царь дорогие вещи, что лежали на столе.

Привел он этого хлопца к министру. Говорит царь хлопцу:

— Ты должен убить гадюку. Но стреляй так, чтоб человек жив остался. Раз в иголку попал, то попадешь и в гадюку.

Испугался бедный воин. Думает: «Пропала моя головушка!» И вдруг гадюка заговорила:

— Пресветлый царь, воин меня застрелит! Но что с того? Только он выстрелит, а я зажму шею министру и задушу его. Не жить ему на свете.

Призадумался царь, запечалился. Что тут делать? И говорит министру:

— Собирайся в дорогу. Пойдешь к людям по селам, по городам, ищи, кто бы помог тебе в беде. Обещай ему много денег и ценных подарков.

Идет министр через горы, идет лесами, пустынями. Идет по селам и городам. И куда не придет, все от него убегают — гадюки боятся. Бывает, что зайдет он в каком-нибудь селе в корчму кое-чем подкрепиться, выпить, но как увидят его с гадюкой на шее, убегают от него в испуге.

Случилось министру переходить через высокую-высокую гору по извилистой дороге, то напрямик тропками. Когда он шел через перевал, попал на сельское пастбище, там хлопцы пасли скот. Было их много, целая компания. Затеяли от скуки игру: выбирали себе начальство и старосту. Идет министр мимо пастухов, призадумавшись, запечалившись. Опустил голову, чтоб и не глядеть на ребят. Чем они могут ему помочь? Еще испугаются...

Хлопец, выбранный старостой, заметил странника с гадюкой на шее. И крикнул сторожу:

— А ну, беги поскорей за тем человеком да позови его! Что это он мимо сельского начальства прошел, словно корова — не поклонился?

Побежал сторож-хлопец к министру.

— Стой, эй, стой, стой!

А министр ничего не слышит, идет себе дальше. Ему и в голову не приходило, что его может кто-то звать.

— Стой, стой! Ты глухой что ли, что с тобой? И не смотришь, когда тебя зовут! За неуважение к сельскому начальству ты будешь наказан!

Повернул министр голову, оглянулся:

— Кто зовет? Что ему надо?

Подошел хлопец ближе и говорит сердито:

— Ты не слышишь, что я тебя окликаю? А ну, тотчас назад поворачивай!

Удивляется министр: «Что случилось? Чего бежал хлопчик за мной?»

Но министр все таки вернулся назад. Подошел к старосте, спрашивает:

— Чего ты меня вернул? Что тебе надо?

— Я — сельский староста. Тебя вызывает сельское начальство! Ты должен перед ним держать ответ!

Стоит министр перед хлопцами, смотрит, удивляется. А староста говорит:

— По нашему закону я должен вас судить перед лицом сельского начальства и сельской громады. Вы прошли мимо нас, не поздоровавшись.

— Не сердитесь, пане староста, простите меня!.. Я, мол, так, мол, и так. Поглядите на мою большую беду, такую великую, что и свет мне немил. Всё хожу я задумавшись-пригорюнившись, и, проходя мимо вашей громады, я никого не заметил. Видите, что сидит у меня на шее?

И рассказал министр хлопцам всё, что с ним случилось.

Хлопцев староста сел на камень, что был вместо стола сельского начальства. Взял староста бумагу и начал составлять протокол.

— Будем судить вас. Вам придется уплатить судебную пошлину.

Наделали хлопцы из листьев марки, какие надо было оплатить.

— Платите сотню за одну марку!

Вынул министр деньги, отсчитал сто серебром и уплатил. После этого начался суд.

Призвал староста начальников.

— Стойте каждый на своем месте и внимательно слушайте, что я вам скажу. Сейчас будет заседать главный суд и рассматривать дело.

Хлопцы стали с суковатыми палками возле главного судьи и обвиняемого министра. Староста начал читать:

— Начинается главный суд. Каждый, кого сюда вызвали, должен сойти с коня. Правильно я говорю?

— Правильно!

— И ты, пани гадюка, должна слезть со своего коня, а то шутить мы с тобой не будем. Тебя вызвали к сельскому начальству. Понятно? Встать на ноги!

— Со своего коня я не слезу, — сказала гадюка.

— Нет, слезешь! Я заставлю тебя! Я тебе приказываю! А не послушаешь, суд накажет тебя!

Подумала, подумала гадюка и немного раскрутилась на шее.

— На землю я не сойду! — продолжает гадюка.

— Нет, сойдешь! Повторяю тебе еще раз!

Гадюка подумала, подумала, раскрутилась с шеи больше, а слезать не хочет.

— В третий и последний раз говорю: слазь! Если сейчас не послушаешь, будем тебя судить по всей строгости закона.

Гадюка подумала, подумала, совсем раскрутилась и слезла на землю.

— Ну, хлопцы, а теперь ее палками!

Подскочили хлопцы с сучковатыми, крепкими палками: бац, бац, бац. Вмиг учинили над гадюкой суд. Не успела она ни оглянуться, ни опомниться, ни спорить. Не прошло и минуты, как лежала гадюка мертвая.

Поблагодарил министр и спрашивает:

— Как называется ваше село?

— Так и так...

И он записал в книжку название села. И сказал на прощанье:

— Через несколько дней ждите меня! За хороший и правый суд я вас щедро отблагодарю.

Поспешил министр в стольный город и прямо к царю. Как увидел царь, что главный министр избавился от беды, сильно обрадовался:

— Что согнал с твоих плеч гадюку?

— Есть в таком-то и таком-то селе хлопец-староста. Спускаясь через горы в долину, проходил я мимо сельского начальства. Был я опечален и не поклонился сельской громаде. Взяли меня и судили. Во время суда велел судья гадюке сойти с моей шеи. Она всё не слушалась, а потом пришлось ей слезть. Спустилась она на землю, тут хлопцы ее и убили.

Удивляется царь:

— Хочу видеть во что бы то ни стало этого старосту. Приведи его ко мне в палату.

Взял министр коляску, запрягли в нее лучших лошадей и поехали они в то село. В самом центре остановили лошадей. А была поблизости корчма и было слышно пение.

Зашел министр в корчму, спрашивает:

— А где живет староста?

— Тут недалеко.

— Будьте добры, проводите меня к нему. Я за труд вам заплачу.

Повели министра к старосте. Был он как раз дома. Смотрит, смотрит министр, а староста-то не тот. И думает он, что привели его не к настоящему сельскому старосте.

— Ведите меня к настоящему старосте! Поняли? К настоящему сельскому старосте! К тому, кто управляет громадой!

— Пане, да это ж и есть староста.

— А я говорю — это не он.

Думают люди: «Может, пан желает видеть подстаросту?» Повели министра к подстаросте...

А случись так, что ребята гнали домой волов с пастбища, надо было уже возить сено. Хлопец, что служил у подстаросты, гнал хозяйских быков. А прежде люди одевались бедно, носили такую одежку, что сами себе ткали и шили. На хлопце были петек-губаня, какие-то старенькие холошни-дубленики, латаные постолы. Только заметил его министр, закричал на радостях:

— Вот он, староста!

Удивился хозяин: «Что оно такое? Чего это пан называет его слугу старостой?»

Еще пуще удивился хозяин, когда министр подошел к хлопцу и поздоровался с ним за руку:

— Как поживаете, пан-староста?

— Ничего, хорошо! А вы как?

— Хорошо.

Загнал слуга во двор быков и говорит хозяину:

— Привяжите волов, я занят!

Удивляется подстароста, как министр со слугой разговаривает, да еще «паном» его величает, и испугался. Начали тут сходиться соседи, мужики во двор. Все удивляются. А министр говорит хлопцу:

— Пане староста, пригласите за мой счет хороших стряпух, пусть наварят, напекут, наготовят разных кушаний, разных напитков. Созовите всё сельское начальство, широкую громаду. Будем всю ночь гулять, петь, веселиться...

Вмиг собрались стряпухи, зарезали кур, наварили,наготовили кушаний, напекли хлеба, калачей вкусных. Наготовили столько, что для двух свадеб и то бы хватило. Принесли столы, лавки, полон двор уставили.

Чуть завечерело, созвали музыкантов. Целую ночь гуляла, гостила громада, веселилась. И плясал каждый, сколько хотел, и пел, сколько сил хватило.

На другой день кончилась пирушка, и говорит министр хлопцу:

— Пане староста, собирайтесь со мной, к самому царю поедем.

— Да как же я такой да царю покажусь?

— Не беда! В какой одеже ходите, в той и перед царем предстанете.

Удивляется все село: «И что оно будет?..» Поблагодарил хорошо министр подстаросту, простился с громадой, усадил хлопца рядом с собой в коляску и — айда!

Да не так-то уж быстро до стольного города доехали, как в сказке сказывается. Да как там ни было, а вскорости и в город прибыли.

Вышел царь навстречу, говорит хлопцу.

— Поклонился ты мне, и я тебе кланяюсь! А потому кланяюсь, что большое и доброе дело ты сделал, какого не мог сделать я.

И стал царь расспрашивать:

— А учился ты, хлопец, в школе? Ты грамотный? А читать, писать да считать умеешь?

— Знаю маленько, да не очень-то хорошо. Ведь таких бедняков, как я, в школы не пускают. Я — батрак, пасу скот у хозяина.

— Ну, будешь ты и ученым, и богатым. Сейчас принесут тебе красивую одежду. И будешь ты отныне не простым работником, а царским помощником.

Созвал царь по телефону своих министров, собрал славных лекарей. Вошли они в парадную комнату, где проводили совещания.

Поставил царь хлопца на самое высокое место в той вот самой рваной одежке, в какой пас он скотину.

— Смотрите, панове, на этого простого хлопчика! Это он учинил суд, какого мы не смогли учинить!

И велел царь хлопца осмотреть, здоров ли он, нет ли какого порока. И при всем честном народе сказал царь:

— Главный суд я передаю ему. Он будет рассматривать важнейшие дела и решать самые сложные.

Осмотрели лекаря хлопца и установили, что он — здоров. Нарядили его в красивые одежды, приставили к нему лучших учителей, чтоб уму-разуму его научили. И велел царь учителям, чтоб обращались с хлопцем как можно лучше.

У хлопца память была хорошая, он старательно принялся за учение. А когда бывали большие суды, то хлопца просили рассудить и дать добрый совет.

Однажды подала жалобу царю одна бедная женщина. А было у нее детей так много, что она не могла пересчитать их по пальцам, считать-то она могла только до десяти.

Ходила женщина по людям на поденщину и тем кормила семью. Несла она как-то в торбе собранную от людского подаяния кукурузную муку через болото. Вдруг откуда ни возьмись подул Ветер да такой, что женщина упала. И высыпалась вся мука в воду. Несчастная разбилась и промокла и потеряла жалкое свое добро. Подала женщина царю жалобу:

— Так, мол, и так, пресветлый царь! Достала я у людей малость муки, а Ветер повалил меня в болото, а муку развеял. Чем я теперь накормлю деток моих голодных?

Не знал царь, что женщине ответить.

— Как судить Ветра? Как наказать его за злодейство?

И велел царь позвать хлопца-старосту.

— Зачем вы звали меня, пресветлый царь?

— Бедная женщина скажет тебе! Начал хлопец ее расспрашивать:

— Что случилось?

— Так и так. Достала я у людей немного мучицы, а Ветер ее развеял. Чем мне теперь накормить сирот?

— А сколько ж их у тебя?

— Да детей у меня столько, что и счесть их не могу. Сел хлопец за стол, взял лист бумаги и написал Ветру:

«Ты должен немедленно ко мне явиться!» Вложил хлопец письмо в конверт, заклеил, адрес написал и выбросил в окошко. Полетело письмо и — враз исчезло.

Вскоре слышат: надвигается страшная буря. Леса трещат, горы дрожат, земля так ходуном и ходит. Думают люди: «Конец свету!» И явился Ветер — усы у него в пять метров — один ус — направо, другой — налево.

— Что прикажешь, вельможный пане? Стоит бедная женщина, вся дрожит.

— Ветер, ты что же это натворил? Ты видишь эту бедную-бедную женщину? Ты подул на нее, она упала, побилась, рассыпала муку, что несла детям. Теперь дети у ней с голоду помирают. Много говорить не стану, а скажу: чтобы был здесь тотчас воз муки и куча денег! Пускай женщина больше по людям не ходит. А ежели обеднеет снова, принеси ей муки и денег. Да чтоб больше так не было, а не то строгий суд учиню над тобой.

Поблагодарил Ветер за такое решение, поклонился и... земля, леса и горы еще пуще прежнего задрожали, зашумели, затрещали, — это Ветер полетел исполнять наказ.

Царь и паны глядели и удивлялись, как судил староста Ветра, и не могли наудивляться.

Живет себе хлопец у царя, хорошо ему живется, царь его полюбил, министры уважать стали, боятся, а простые люди от всей души уважают.

Подрос хлопец, стал легинем. А была у царя широкая полонина. Но была та полонина заколдована. Среди скал и камней стоял красивый дом и скотный двор.

Паслось на полонине много скота, а больше волов. Между волами ходил сильный бык с золотыми рогами. И водил тот бык стадо: куда он, туда и оно.

А работы на полонине мало — только скот поутру выпустить со скотного двора. К вечеру скот сам с пастбища возвращается. Но надо его на скотном дворе привязать к стойлам, двор закрыть, чтобы волки и медведи ночью не пробрались да беды не наделали.

На ту заколдованную полонину посылал царь каждый день сменного воина, чтобы тот утром выпускал стадо, а вечером привязывал бы волов и коров и закрывал двери.

Воин смотрел за скотом, а ночью кто-то приходил и воина убивал. Утром слуги находили его всегда мертвым.

Решили, наконец, царь и его верные слуги дознаться, кто ж это убивает воинов на полонине. Но напрасно, всяк боится идти на полонину, ведь никто еще оттуда живым не возвращался.

Молодой легинь-староста прослышал про ту заколдованную полонину и просит царя его отпустить:

— Пресветлый царь! Я люблю за скотом ухаживать. Отпустите меня на полонину. Оружия мне не давайте.

Не отпускает царь хлопца, жалеет его. Как-никак, а такой справедливый и мудрый судья может пропасть. Но хлопец просил-умолял до тех пор царя, пока тот согласился.

Взял хлопец с собой маленькую книжку, взошел на гору и выпустил утром скот пастись. Возвращается вечером скот с пастбища сытый, и идет впереди бык золоторогий. Вошли волы в загон, стали у яслей и коровы. Каждая животинка свое место знает. Привязал хлопец каждого вола, каждую корову, закрыл двери. Пошел хлопец в красивый дом, приготовил воды на ночь, поужинал и сел за стол. Открыл книгу, читает. Читает и думает: «А кто же может ночью явиться и убить воина?»

Раздумывает хлопец и ждет смерти. А тут около «полуночи слышит он: волы в стойлах ревут так, что земля дрожит. Ветер так дует, что стойла раскачивает, крышу срывает. А хлопец сидит себе да читает. Вдруг подбежал кто-то к окошку и крикнул:

— Эй ты, лежебока! Скот в стойлах ревет, а ты себе спишь спокойно, не идешь посмотреть!

А хлопец всё сидит за книгой да читает.

— Чего не идешь к стойлам? Я переверну дом с тобой заодно!

А староста продолжает читать. Вдруг слышит опять — всё кругом так и дрожит, раскачивается, рёвом ревет.

— Посмотри на скот!

Молчит староста. Затрещали и упали двери, вбежало что-то страшное и снова кричит:

— Чего не идешь на скот посмотреть?

А хлопец сидит себе спокойно, продолжает читать. Страшилище схватило его ручищами и начало бить об стены. Но хлопец крепко держит книгу и читает. Избил нечистый Дух хлопца так, что тот еле дышит.

Около полуночи страшный человек исчез — лишь земля за ним загудела. Полежал староста ни жив, ни мертв, полежал и опять сел у стола.

Начало светать — засияло на востоке. Поднялся хлопец. Видит двери в доме целы, и не видно, чтобы кто их ломал. Пошел он к стойлам. Ходит между скотиной, а та лежит себе да спокойно жвачку жует. Отвязал он волов и коров, выпустил их в поле, двинулось стадо на пастбище.

Поднялся утром министр на полонину — он любил своего старосту-спасителя и никогда его не забывал. Поздоровался с ним и говорит:

— Добрый день, Иванко! Как поживаешь? Ты живой?

— Добрый день, пане министр! Здесь спокойно. Никого не видал, ничего не слыхал, спасибо, здоров.

Поговорил министр с хлопцем, дал знать царю, что староста жив, что ничего, мол, с ним не случилось и ничего он не видал, ничего не слыхал.

Глянул царь на толоку. Видит — скот спокойно пасется. Простился царь со старостой Иванком, и пошел себе.

Прошел день, наступил опять вечер. Золоторогий бык впереди стада вошел в загон, а за ним и волы. Привязал Иванко скот, запер на скотном дворе дверь и пошел спать в дом. Поужинал, сел за стол, читает.

И слышит хлопец около полночи: подняло стадо страшный рёв, куда больший, чем прошлой ночью. Но хлопец и глазом не моргнул. Читает себе, читает книгу. Слышно под окном крик:

— Эй ты, лентяй! Песий сын! Скот ревет, а ты будто не слышишь?

Хлопец не слушает брань, делает свое дело — книгу читает. И слышит опять: дрожит дом, все кругом ходуном ходит.

— Погляди-ка на скот!

Молчит хлопец. Открываются двери, вбегает страшилище.

— Ты чего не идешь посмотреть на скотину?

Хлопец смотрит пристально в книгу, читает. Страшилище схватило ручищами хлопца и как начало им бить по стенам. Но хлопец не выпускает книгу из рук, продолжает читать.

В самую полночь земля загудела — исчезло страшилище.

Сидит у стола Иванко, читает. Как стала заря заниматься, вышел хлопец на двор. Видит — двери целы, нет следов, чтоб были где поломаны. Подошел к яслям, лежит скот и жвачку спокойно жует.

Выпустил хлопец волов и коров на пастбище, и снова поднялся министр на полонину. И так радуется он, что Иванко живой.

— Добрый день, Иванко! Как поживаешь, ты жив?

— Добрый день, пане министр! У меня все в порядке! Никого не видал, ничего не слыхал. Чувствую себя хорошо.

Министр принес хлопцу поесть и попить. Закусили вместе, поговорили, простился министр и ушел. И доложил он снова царю, что на полонине всё, мол, в порядке и староста Иванко жив и здоров.

Днем хлопец отдыхал, спал. Вечером золоторогий бык вошел впереди стада в загон, а за ним остальной скот. Привязал Иванко волов, коров к яслям, запер дверь, поужинал, сел за стол, читает книгу.

И тут около полночи опять ревут волы. Так ревут, что скотный двор рушится, такой кругом шум. Вдруг слышится грозный зов:

— Эй песий сын! Скот ревет, а ты и не смотришь? А хлопец хоть бы что, читает себе, читает.

— Чего не идешь к стойлам? Я переверну дом с тобой заодно!

Молчит хлопец. Вдруг слышит — дрожит дом, шатается, вот-вот завалится.

— Погляди на скотину! — опять слышен крик. А хлопец читает себе.

Земля колышется, дом трещит, разваливается, падают двери, а хлопец читает себе. Людское страшилище влетело в дом, схватило ручищами хлопца, бьет им по стенам. Но Иванко крепко-крепко держит книгу, продолжает читать.

Минула полночь, все стихло.

А хлопец еле живой. Видит — дом как стоял, так и стоит.

Стала заря заниматься. На дворе посветлело. Вышел хлопец, смотрит и видит: все кругом целёхонько, ничего не поломано, ничего не повалено. Заходит хлопец к скотине, а та лежит, спокойно жвачку жует.

Выпустил хлопец со скотного двора волов и коров, они пошли на пастбище и пасутся себе. Поднялся министр снова на полонину. Наговорились друг с другом, ведь за последнее время и скот стал тучным, ухоженным.

Пришел министр к царю, рассказал, что на полонине все, мол, в порядке — и скот спокойно пасется, ничего не случилось. Иванко жив и здоров.

Как только министр ушел с полонины, явился к хлопцу какой-то незнакомец и говорит:

— Иванко, и счастливым же ты родился! А потому ты счастливый, что на заколдованной полонине три ночи выдержал. Мы трое в одном лице — поп, дьяк и причетник — немало за свою жизнь нагрешили. И нас жестоко наказали, стали мы нечистыми духами. Загубили мы много невинных душ. Бесстрашием и руками своими ты спас и себя и нас. Мы хотим тебя вознаградить. И позвал незнакомец хлопца с собой.

Повел он Иванка по скалам и глубоким ярам. Привел его в глубокую пещеру. И вдруг стало их здесь трое: поп, дьяк и причетник.

Дали они хлопцу трех волшебных коней: одного серебряного, второго золотого, а третьего — брильянтового.

— На тебе три уздечки. Какою махнешь, такой конь к тебе и прибежит и что ни велишь — то и получишь.

Простились три человека с Иванком-старостой и исчезли.

Вышел хлопец из пещеры и думает: «Испытаю-ка я уздечки, надо узнать, правду ли они сказали?»

Махнул Иванко серебряной уздечкой, и явился конь среброгривый:

— Что прикажешь, пресветлый царь?

— Требую такую саблю, чтобы камень рубила, полонину бы чистила.

— Вскочи мне в правое ухо, достанешь оттуда серебряную одежду, саблю и рушницу. И та сабля все, что хочешь разрубит.

— Мне только сабля нужна...

Он вскочил коню в правое ухо, достал оттуда саблю серебряную... Махнул Иван саблей, а она рубит и камень, и скалы, словно капусту крошит.

Начал он расчищать гору. Летят камни во все стороны да так, что аж звери воют. За несколько минут очистилась полонина от камней и скал, и трава уж на ней зеленеет.

Махнул Иван-староста золотою уздечкою. Явился конь златогривый:

— Что прикажешь, царь мой пресветлый?

— Дай мне такую саблю, чтобы мог я скалы рубить, горы равнять.

— Вскочи мне в правое ухо, возьми себе золотую одежду, золотую саблю, золотую рушницу.

— Мне надо только саблю!

Вскочил хлопец коню в правое ухо, вынул золотую саблю. Махнул ею, а сабля горы равняет. Прошло всего несколько минут, и сравнялись горы, разостлалась широкая-преширокая равнина.

Махнул Иван-староста в третий раз уздечкой брильянтовой. Явился брильянтовый конь.

— Что велишь, пресветлый царь?

— Дай мне такую саблю, чтоб мог я ею рубить, что задумаю.

— Вскочи мне в правое ухо, возьми брильянтовую одежду, саблю брильянтовую и рушницу брильянтовую.

— Мне только саблю!

И вскочил он коню в правое ухо, взял оттуда саблю брильянтовую.

И расчищает Иванко каждый день полонины от камней и от скал. Любо глянуть на горы, такие стали они зеленые, такие на них травы цветут.

Приходит министр к Иванке, смотрит, наглядеться не может, какие дела хлопец вершит.

— Ты чем полонины расчищаешь?

— Есть у меня кирка и лопата. Киркою прокапываю, лопатой раскидываю.

Докладывает министр царю:

— А наш Иванко-староста сделал полонины такими прекрасными, что лучших и на свете нет.

Беседует министр с царем, не может царь наудивляться. И когда в стольном городе собирается суд для рассмотрения сложных дел, то всегда зовут Иванка, чтоб он дал совет. И стал Иванко-староста таким мудрым судьей, что слава о нем пошла по всему свету, как про Гагарина Юрия.

В давние времена цари, бывало, собирались на пиры, на охоту. Собирались и чтоб посоветоваться. Вот раз явились гости и к нашему царю из соседних держав и краев. Сидели они за столом, о всяких новостях рассказывали, о разных приключениях. И начал царь мудрого Иванка хвалить:

— Есть у меня такой-то вот хлопец. Уж такого разумного да справедливого на всем свете не найти. Никогда не обманет, не скажет неправду. Какое бы злодейство кто не учинил, какой бы грех не совершил, как бы человек не заврался, а Иванко каждому скажет правду в глаза.

И рассказал царь, кстати, про дивные дела Иванки. Рассказал о том, как он за скотиной присматривал, какой тучной она стала на выпасе, как полонины расчистились. Обо всем рассказал.

Закончилась гостина, разъехались гости по своим державам, рассказывают дома про чудодея Иванка. А дочка одного соседнего царя, такая красавица, такая разумница, слушала, слушала отцовы рассказы и говорит:

— Не верю я, что есть на свете такой, кого бы я не свела с ума!

— Есть такой! Старосту-Иванка с ума не сведешь!

— Нет, сведу!

— Ладно! Коль берешься свести его с ума, я побьюсь об заклад с тем царем всей своею державою.

— Можешь батюшка, смело об заклад биться. Нет на земле такого человека, кого бы я не перехитрила.

— Да как же ты его перехитришь?

— Как? Выманю у него хитростью золотые рога. И он не признается, что золотые рога — у меня.

— Ладно, будь по-твоему. И побились цари об заклад:

— Коль дочка твоя перехитрит моего слугу, отдаю тебе полцарства! А нет, то ты отдашь мне половину своего царства, — сказал царь соседу.

Тот согласился, на том и договор подписали. И было сговорено, что всё останется в великой тайне. Чтоб Иванко ничего не знал.

Ходит министр к Иванке каждый день на полонину, а про то, о чем цари об заклад бились, ни слова.

Однажды вечером, только солнце зашло за горы, вышла на полонину красавица-девушка. Подошла к Иванке и горько плачет. Смотрит на нее хлопец и дивуется, никак не наглядится, такой красивой он еще ни разу не видывал. А девушка одета, как только царевны одни одеваются.

— Чего ты плачешь?

— Плачу, ведь ночь меня на горе застала. Очень боюсь, как бы звери меня не съели.

— А ты, девушка, не плачь, у меня переночуешь. Иван привязал волов в коровнике к яслям, запер двери, а сам пошел спать в колыбу. Поужинал с девушкой, сел себе, и она сидит. Настала ночь. Время спать ложиться.

— Где я спать буду? — со страхом спрашивает девушка.

— Вот подстилка, постели себе в том углу и спи. Постелила девушка в уголку, легла, а Иванко лег в сторонке.

Не спится ночью девушке. Ворочается она с боку на бок, стонет, а потом заплакала,

— Чего ты плачешь?

— Я боюсь! Я от тебя далеко, и мне боязно.

— Ложись ближе! Тут есть место.

Легла девушка возле хлопца, ворочается с боку на бок, стонет и опять плачет.

— Ты чего плачешь?

— Я боюсь.

Иван переложил девушку с места на место. Но где она не лежала, всюду плакала, везде было ей страшно.

— Что с тобой? — говорит хлопец.

— Хочу еще ближе.

— Ложись ближе! Только, чтоб головой к моим ногам! Ко мне не прижимайся.

Легла девушка возле Ивана, прижимается к нему, а он всё отодвигается, чтоб от греха подальше. Потом лицом от нее отвернулся. А девушка пуще прежнего плачет.

Опять хлопец спрашивает, что случилось.

— Да ко мне под одежду что-то добралось, спать мне мешает — жалит, кусает. Придется сорочку снять.

Сбросила девушка с себя одежду, опять к хлопцу прижимается.

Долго не поддавался хлопец искушению, но, наконец, заиграла в нем кровь. Так и проспали они вместе до самого утра.

Рано поднялись молодые, напились молока. И девушка горько заплакала.

— Чего ты плачешь? — спрашивает хлопец.

— Да как же мне не плакать, ты ведь знаешь, что ты наделал!..

— Напасть ты моя! Дай мне покой! Говори, что тебе надо?

— Дай мне золотые рога прекрасного быка. Я их продам, вот и проживу как-нибудь.

И как начала просить девушка рога, всё его упрашивает. Взял тогда хлопец палку, отбил у быка золотые рога и отдал их девушке. Обрадовалась девушка, схватила рога и побежала с ними домой.

А стадо без золоторогого быка не идет уже вместе, разбегается по полонине. Сидит Иван сердитый, опечалился и думает: «Свела она меня с ума, обдурила, обманщица!»

Горюет Иван и потому, что придет от царя министр.

Сидит Иванко, пригорюнившись, опустив голову. А потом решил сам над собой свершить суд. Воткнул в землю палку, повесил на нее свою шапку, отошел метров на сто, а потом стал к ней подходить. Подойдя к палке с шапкою, поклонился:

— Здорово, Иван!

— Доброго здоровья, пан!

— Что нового, Иван?

— Ничего нового, пан.

— Врешь, Иван!

Отошел опять на сто метров, подходит опять к шапке:

— Здорово, Иван!

— Доброго здоровья, пан!

— Что нового, Иван?

— Ничего нового, пан.

— Врешь, Иван!

Сделал он так дважды, покрутил головой и проходит мимо палки в третий раз:

— Здорово, Иван!

— Доброго здоровья, пан!

— Что нового, Иван?

— Ой, много нового, пан! Пришел Обман, обдурил дурня Ивана! Ведь отдал-то Иван золотые рога!..

— Хорошо ты сделал, Иван! Правду сказал, Иван! Ждет хлопец министра, пришел министр, поздоровался:

— Здорово, Иван!

— Доброго здоровья, пан!

— Что нового, Иван?

— Большая новость, пан! Пришел Обман, обдурил дурня Ивана. Отдал Иван золотые рога!..

Захлопал министр в ладоши.

— Ты правду сказал, Иван! Собирайся домой с поло-нины, у царя тебя гости дожидаются.

Спустились они с горы, приходят в палату. А там уже сидели вельможные паны из разных держав и проводили совещание. Два царя, что об заклад бились, сидели в середине. А царевна с золотыми рогами спряталась в другой комнате.

Когда Иван вошел в царскую палату, началось совещание. Зовут девушку. А та входит и показывает царю и всему вельможному панству золотые рога, похваляется, как обманула она Ивана.

Поднялся Иван и говорит:

— Пресветлый царь! Это правда, что я отдал золотые рога! — И Иван рассказал все, как было.

Цари, министры и вельможные паны захлопали в ладоши и закричали:

— Ты правильно сделал, Иван! А отцу девушки говорят:

— Твоя дочь ловко обманула хлопца.

Вернулся Иван на полонину и немало потрудился, пока научил скот ходить за вожаком-быком. А научил, то и забот стало меньше, и зажил он весело, счастливо и спокойно.

Министр каждый день приходил к Ивану, он ведь очень его полюбил. И хлопец часто являлся в суд, давал мудрые советы, и все были им довольны.

Прошло время. Однажды утром пришел министр на полонину опечаленный.

— Беда, Иван!

— Что случилось?

— Поганый царь нам войну объявил. В городе плач и печаль, всюду черные флаги. Хочет царь Поганин нашу страну уничтожить!

— Ой, и правда беда.

Министр пробыл недолго на полонине — надо было спешить в город, готовиться к войне.

— Рано утром война начнется! — сказал с грустью министр Иванке, возвращаясь в город.

Махнул Иванко серебряной уздечкой. Прибежал конь среброгривый:

— Что велишь, пресветлый царь?

— Завтра начнется война. Царь Поганин нападет на нашу державу. Поганин тот уже над четвертью света главный! Можем ли мы его одолеть?

— Можем.

Ночь прошла беспокойная. Поднялся Иван раным-рано, махнул серебряной уздечкой, и явился конь среброгривый. Вскочил хлопец коню в правое ухо и вынул оттуда серебряную одежду, саблю, рушницу. Вскочил в левое ухо — вынул седло.

Оседлал Иван коня, сел и взмыл под самое небо. А Поганин как раз хотел наступать, но в воздухе вдруг так заблестело, так засияло... Смотрит царь Поганин, а на коне витязь. Выхватил Иванко серебряную саблю и бросил ее:

— Сабля, руби!

И начала сабля сечь-крушить войско поганое.

Снял витязь с плеча серебряную рушницу и крикнул:

— Рушница, стреляй!

Начала рушница стрелять. Не прошло и несколько минут, как войско поганого царя было порублено, посечено, постреляно. Пал в той битве и сам Поганин.

Заиграли музыканты, война кончилась.

Повернул Иван среброгривого коня с поля битвы и полетел ракетой на полонину. Лег в густую траву, отдыхает.

На другой день поднялся министр опять на полонину и говорит:

— Добрый день, Иванко!

— Доброго здоровья, пан! Что нового?

— Добрые вести: мы выиграли войну!

— Как?

— Явился витязь на серебряном коне, разбил войско поганое. И как быстро явился, так вмиг и пропал без вести. Не знаем, кто ж это был.

А Иван не признается, что это был он. Но недолго тешился царь, недолго радовались министры.

На другой день прибегает опять министр на полонину:

— Вы чего запечалились?

— Как же не печалиться, ежели средний брат царя Поганина объявил нам войну. А этот полсветом владеет. Хочет нашу державу уничтожить, в столице плач и печаль, черные флаги.

— Ой, лихо какое!

Недолго пробыл министр на полонине... Надо спешить, к войне готовиться.

— Завтра утром начнется война! — крикнул он, когда отошел уже далеко.

Махнул Иван золотою уздечкой. Прибежал золотой конь:

— Что потребуешь, пресветлый царь?

— Завтра начнется война. Поганый царь нападет на нашу державу. Он полмиром владеет. Можем ли мы его одолеть?

— Одолеем.

Прошла беспокойная ночь. Поднялся Иван пораньше, тряхнул золотою уздечкой, явился конь златогривый. Вскочил Иван коню в правое ухо, достал оттуда золотую одежду, саблю и рушницу. Вскочил в левое, вынул золотое седло.

Оседлал Иванко коня, сел на него и полетел по поднебесью.

А Поганин как раз собрался наступать, а тут в воздухе засияло, заблестело такое светило, что ослепило очи Потанину. Смотрит Поганин, глядь — на коне золотом витязь сидит. Швырнул Иванко саблю:

— Сабля, руби!

Снял Иванко с плеча рушницу:

— Рушница, стреляй!

Рубит сабля, стреляет рушница. Минуло несколько минут, и было поганое войско порубано, постреляно, сгинул и сам царь Поганин.

Повернул Иванко златогривого коня с поля боя, полетел стрелой на зеленую полонину. Лег на траву, — а пахла она чебрецом да полевыми цветами, — и отдыхает.

На другой день приходит министр к Ивану:

— Здравствуй, Иван!

— Доброго здоровья, пан министр! Что нового?

— Добрые вести. Мы выиграли войну.

— Как?

— Явился на золотом коне лыцарь, разбил поганое войско. И как явился, так вмиг и исчез. Не знаем, откуда он.

Недолго радовался министр... На другой день опять пришел на полонину — пригорюнившись, запечалившись.

— О чем вы, пан министр печалитесь?

— Да как же не печалиться, если старший брат царя Поганина объявил нам войну. А он всем светом владеет. А теперь замыслил и нашу державу сокрушить, весь народ разорить. Великая печаль в городе, плач голосом, всюду черные флаги.

— Ой, да это и вправду беда великая!

Недолго пробыл министр на полонине. Домой поспешил, надо было к войне готовиться, защищать державу от лютого ворога.

Ушел министр с полонины, а Иван махнул брильянтовой уздечкой.

Явился брильянтовый конь:

— Что прикажешь, пресветлый царь?

— Завтра война начнется. Наступает на нашу державу Поганый царь, что всем светом владеет. А теперь задумал и нашу державу сокрушить и весь народ, всех зверей и птиц перебить. Одолеем мы его?

— Одолеем.

Минула ночь беспокойная. Чуть заря занялась, поднялся Иван, махнул брильянтовой уздечкой, — явился перед ним брильянтовый конь. Вскочил хлопец коню в правое ухо, вынул оттуда одежду брильянтовую, саблю брильянтовую и рушницу брильянтовую. Вскочил коню в левое ухо, вынул брильянтовое седло. Оседлал коня и взмыл повыше облака.

Наш царь, офицеры, войско в страхе уже ждут, явится ли тот витязь славный. А в это время Поганый царь велит наступать, и вдруг явилось на западе такое большое светило, как солнце. И глядеть невозможно.

Подняли кое-как офицеры и царь головы, глядь — брильянтовый конь, а на нем витязь с брильянтовой саблей, в руках. И начало светило спускаться на землю, на вражье войско.

И слышат вдруг витязя голос:

— Сабля, руби!

— Рушница, стреляй!

И как начала сабля рубить поганое войско, а рушница стрелять...

Наскочил витязь на царя Поганина, стали они рубиться. А царь Поганин силён. Взмахнул мечом и отрубил витязю мизинец. А тут как раз брильянтовая рушница выстрелила в Поганого царя, и упал тот мертвый.

Еще раз закричал витязь:

— Сабля, руби все, что есть живого в поганом царстве! Побили рушница и сабля поганое войско, всех поганых и птиц, и зверей.

Как увидел наш царь, что погибло поганое войско, стал витязя звать. Но смотреть на него он не в силах, такой свет бьет в глаза.

Потекла кровь Ивана из пальца-мизинца, — пришлось хлопцу сойти на землю. Разорвал царь свой платок надвое, перевязал руку витязю. А в лицо ему так глянуть и не может, такой бьет свет от него. Потому наш царь и не узнал Иванка.

Перевязали витязю палец, сел тогда хлопец на брильянтового коня, поднялся в воздух и — полетел опять на полонину.

Волшебного коня отпустил, а сам пошел в верховинские пастухи.

Приходит на другой день на полонину министр.

— Здорово, Иванко!

— Доброго здоровья, пан министр! Что нового?

— Нового немало! Все поганые разбиты, не будет уже больше беды. В городе всюду радость, праздник, готовит наш царь великий пир. И тебя приглашает.

— Да я больной... у меня палец поранен. Камни тесал на полонине, покалечил себе руку.

Просит министр хлопца:

— Иванко, ты должен быть на пиру. Доктора руку вылечат, будет все хорошо.

Отговаривается хлопец, но министр взял его под руку:

— Собирайся, Иванко, немедля. Пойдем прямо к царю. Позвали лекаря, осматривают рану. Стали развязывать, глядь: а на ране-то царский платок. Тут же дали знать об этом царю. Тот быстро пришел, вынул вторую половину платка, приложил.

— Так это ты, Иванко, поганое войско разбил?! Это ты являлся славным непобедимым витязем на серебряном, на золотом, на брильянтовом коне? Выдаю за тебя замуж свою дочь, передаю тебе царство мое.

Когда царь собрал за пиршественные столы народ и все вельможное панство, поднялся и говорит:

— Добрый народ наш, честное панство, слушайте! Я доныне правил вами и нашей державой. Но я уже старый, больной. Есть у меня достойный приемник — верный и справедливый судья, что спас нас от смерти.

Сказав это, царь обнял Ивана, расцеловал.

— Отдаю за тебя свою дочь замуж, а державу передаю тебе.

А царевне исполнилось как раз шестнадцать лет. Пора замуж выдавать. И сыграли веселую свадьбу. Созвали людей со всего света. Были на свадьбе друзья Ивана из того села, где он родился. Были и те, с кем выбрал он когда-то сельскую управу, с кем осудил гадюку на министровой шее. Это было давно, очень давно. Хотел бы я знать, жив ли еще тот Иванко, царствует ли. Знаю наверно, коль не помер, живет...

Вот и сказки конец.

Источник и примечания

Громада — мир, мирская сходка, собрание.

Петек-губаня — домашняя верховинская одежда из грубой шерсти.

Холошни-дубленики — крестьянские зимние штаны из толстого белого сукна домашней работы (прим. пер.).

Легинь — парень, молодец.

Толока — выгон, поле, оставленное под пар, где пасут скот.

Колыба — пастуший шалаш.

Лыцарь — рыцарь (прим.)

Запись, составление и редакция П. В. Линтура, И. М. Чендея. Перевод Г. Н. Петникова

  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.