>Царь дикого леса

Украинская народная сказка

ЦАРЬ ДИКОГО ЛЕСА — Украинская народная сказка
ЦАРЬ ДИКОГО ЛЕСА — Украинская народная сказка

Было ли, не было, а жил богатый граф. Было у него немало поместий, а больше-то всего лесов. Лесов было у него столько, что ни конца им, ни края.

А те графские леса лесники сторожили. Раз один лесник, идя по лесу, вышел на полянку и присел отдохнуть. Вдруг видит — вышел из пущи Дикий человек. Только он заметил лесника, испугался и вмиг исчез. Леснику очень захотелось узнать, что оно за дикарь. И вот когда он получал от графа жалованье, говорит ему:

— Там-то и там-то видел я Дикого человека. Отдыхал я на поляне, а он из пущи выбежал. И только меня заметил, как тотчас пропал.

Загорелись глаза у графа, когда он это услышал.

— Ты должен Дикого человека поймать. А нет, головой поплатишься.

Запечалился, пригорюнился лесник:

— Вельможный пане! Как же мне дикаря поймать, коли он как олень бежит, — не успеешь и руку поднять, а его уж и нету...

— Знать ничего не хочу! Ты должен поймать Дикого человека и всё! А если нет — то злой смертью сгинешь!

Дома рассказал лесник обо всем жене. Заплакала жена, руки ломает от печали.

— Что делать? Что делать? — говорила она в слезах. Спустя два дня лесник, опять встретив графа, начал его просить, чтобы тот его отпустил.

— Вельможный пан! Вы задали мне трудную хлопотную задачу. Мне придется идти по свету и просить у мудрых людей совета. Вы знаете, что я живу от службы в вашем лесу. А у меня жена, дети. Кто ж будет их кормить, когда я буду по свету странствовать? Прошу вас: не дайте пропасть семье моей с голоду, пока меня не будет дома.

Граф согласился.

— Можешь идти спокойно. Я твоих детей не забуду, не забуду и жену твою. А когда приведешь ко мне Дикого человека, получишь большую награду.

Лесник успокоился и говорит жене:

— Граф согласился выплачивать моей семье деньги, пока я не вернусь. Приготовь мне на дорогу еду, идти-то ведь мне далече.

Приготовила жена еду, и лесник вышел в путь-дорогу. Идет он из села в село, из города в город, из одного царства в другое. Ищет такого советчика, который бы его надоумил, как поймать Дикого человека. Однажды забрел лесник в такой дремучий лес, что проблуждал в нем по бездорожью целый день. Тут, в лесу, и ночь застала его. «Что делать, где переночевать?» — думает он. Взобрался он на высокое дерево, оглядывается по сторонам. Увидев дым, обрадовался.

— Вон там дым идет. Пойду я туда. Где дым, там кто-то должен быть. Может, переночую. А может, и есть дадут.

Спустился он с дерева на землю и поспешил к месту, где дымилось. Нашел среди деревьев маленькую хатенку. Открыл дверь и вежливо поздоровался со старенькой женщиной. А была та бабушка такая старая, что голова у ней падала на колени.

— Добрый вечер, мамка!

— Доброго здоровья, сынок! Видно, большое дело тебя сюда занесло, места-то ведь наши нехоженые, люди тут не бывают.

— Да, немалое дело, мамка... Я лесник, служу у одного графа. Однажды на лесной полянке увидел я Дикого человека. А он, заметив меня, вмиг исчез. На другой день я рассказал о нем графу. Граф очень заинтересовался этим человеком и велел мне во что бы то ни стало его поймать. А не поймаю — лютой смертью сгину. Очень вас прошу, милая мамка, посоветуйте что, коли знаете. Живете вы на земле немало, дебри эти ведомы вам хорошо, может, и случалось вам видеть Дикого человека...

Пожалела бабушка лесника:

— Ты, сынок, в великой беде оказался. Надо что-то надумать. Но сперва садись за стол да поужинай, ты, видно, проголодался.

Поставила ему бабушка на стол кушанье. Лесник поужинал. А после ужина бабка и говорит леснику:

— Дам я тебе, сынок, совет. Как вернешься в свой край, попроси у графа дать тебе красивый Стол, красивую скатерку, всяких яств да питий и паленок, и вин, и пива. Все это положи на телегу и отвези в лес на ту полянку, где встретил ты Дикого человека. Стол поставь в траве, накрой его скатертью так, чтоб до самой земли прикрылся. Поставь на стол пития да яства. Но не забудь взять с собой и веревку покрепче. Ведь ежели Дикий человек наестся-напьется и уснет, то ты и свяжешь его тою веревкой и домой привезешь к графу.

Лесник внимательно выслушал этот совет. Переночевал, а утром пораньше поднялся, поблагодарил бабушку за гостеприимство и двинулся домой.

Прямо с дороги пришел он к графу:

— Так и так, ясновельможный пане! Я берусь привести к вам Дикого человека, ежели вы приготовите для меня красивый стол, скатерть и всякие яства и пития. И дайте мне еще веревку покрепче. Нужна и телега, чтоб было на чем все это отвезти.

— Что ж, дело это не трудное! Дам тебе все, что просишь.

И граф приготовил все, что просил лесник. А лесник все это сложил на телегу и погнал лошадей на полянку. На шел там укромное место, где поставить стол. Накрыл его скатертью, расставил яства да пития. А коня отвел подальше в кусты, сам же вернулся и, спрятавшись под столом, стал наблюдать из-под скатерти.

Не так уж скоро, а все-таки Дикий человек вышел на поляну. Но только заметил стол, тотчас убежал. Лесник терпеливо продолжал сидеть под столом и ждать. Вскорости Дикий человек снова появился на полянке. Крадучись, он все ближе и ближе подходил к столу. И вдруг опять испугался и убежал во всю прыть. Много раз выходил он из лесу, подходил к столу, и опять убегал.

Потом он осмелел и принялся за яства и пития, каких он ни разу не видывал. Со страхом принялся за еду. И она ему очень понравилась. Попробовал другое кушанье. И оно тоже ему понравилось. А потом принялся за вино. И оно понравилось ему тоже. Выпил раз, выпил второй раз. Не забыл и про бутылку с горилкой. Отведал и ее. И ударила горилка Дикому человеку в голову. Он повеселел, осмелел, и захотелось ему выпить еще. И выпил он столько стаканов, пока не опьянел. И начал спьяна петь. Поет себе, поет и пить продолжает. И никого уже он не боится, никого не стыдится, хотя еле на ногах держится. Еще и подпрыгивать пробует, словно тут музыканты рядом играют. И упал он, опьянев, наземь, но стакана из рук не выпускает. Подливал себе питиё до той поры, пока, наконец, совсем не свалился и крепко уснул. Вылез тогда лесник из-под стола, связал Дикого человека покрепче веревкой. Но тот ничего не чувствовал даже, когда лесник положил его на телегу и вез к графу.

Когда у Дикого человека хмель прошел, стал он бросаться, вырываться. Но напрасно. Вырваться он не мог, руки и ноги у него были связаны.

Граф приготовил для Дикого человека маленький домик. Развесил на стенах зеркала, чтобы тот себя видел. Маялся, мучился бедняга, метался несчастный, ведь в каждом зеркале он видел себя. Долго-долго не мог он никак привыкнуть к домику с зеркалами.

Задумал граф показать пойманное диво господам не только своей державы, но и соседней. Написал всем, что есть у него такой-то и такой-то «зверь», что подобного никто и нигде ни разу не видывал. И созвал граф господ к себе в гости. Собрались короли, министры, посъезжались генералы, ведь всякому-то хотелось увидеть диво-дивное. Граф расставил на столах такие богатые угощения, какие бывают только у вельможных царей. Ели, пили, веселились, а музыканты им играли.

А графский сынок-трехлеток захворал и так жалобно плакал. И никак невозможно было его ничем развеселить и позабавить. Отец и мать да и слуги только о нем и хлопочут. Графиня носила при себе на поясе много ключей от домов, палат и кладовых. Чтобы как-нибудь да развлечь больного ребенка, она взяла ключи и стала ими позванивать. Мальчик загляделся и перестал плакать. Мать обрадовалась и дала сыну ключи.

— Вот и слава богу, что перестал плакать. Пусть, — говорит, — позабавится ключами!

Оставила графиня мальчика одного, а сама пошла к гостям.

Мальчик слез с постели и незаметно вышел из комнаты. Остановился на дворе перед домиком, где жил Дикий человек. Начал мальчик подбирать ключи к двери. И один из ключей вошел на беду в замочную скважину, мальчик повернул ключ, и дверь открылась. Дикий человек перепрыгнул через ребенка во двор и убежал так быстро, только вихрем за ним подуло. Мальчик испугался, побежал в свою комнату, взобрался на постель, а ключи бросил на пол.

Господа наугощались, повеселились, потом встали из-за столов — подошло время поглядеть на диво дивное.

И двинулись толпой к домику, где жил Дикий человек.

Граф с гонором открыл дверь. Видит — в домике нет никого. Стыдно стало ему, разгневался он, ведь некоторые из господ смеются над ним, другие молчат, а третьи прямо в глаза говорят:

— Ты нас обманул!

И зашел неприятный разговор между гостями, зашумела толпа, уже и насмешки послышались над графом. Граф спрашивает:

— Кто это выпустил дикаря?

Жена чистосердечно призналась, что отдала ключи мальчику позабавиться. Привели мальчика: — Ты отпер дверь?

— Я.

— А что ты за дверьми видел?

— Большой человек перепрыгнул через меня и убежал. Стали господа мальчика судить. Одни говорят: «Надо его казнить».

— Да как же ребенка казнить? — возражают другие.

— А что же с ним делать?

Один старый господин подал такой совет:

— Присуждать ребенка к смертной казни нельзя. Коль хотите его наказать, то отправьте его странствовать по свету, чтоб он никогда не вернулся домой. Но пусть идет с ним и воин. Дайте ему в дорогу такое письмо, чтобы мальчик мог в банках других царств получать деньги, сколько ему потребуется.

Граф послушался старого советника. Нанял сыну воина, подготовил к дороге — дал еду, питье и деньги. И вот мальчик двинулся в путь-дорогу вместе с товарищем.

Едут, куда глаза глядят. Из села в село, из города в город, из края в край. Бродили до тех пор, пока попали, наконец, в столицу, где правил царь. Надоело воину странствовать по свету. И сказал он царю:

— Возьми меня на службу.

— Хорошо, я возьму тебя, мне нужен слуга. Как раз вчера рассчитался мой садовник. Если ты в этом деле понимаешь, становись на его место.

— Этому делу я обучен и работать в саду буду охотно. Но я ведь не один, со мной маленький мальчик.

— Пусть и он остается.

А была у царя дочь такого же возраста, как и мальчик. «Пускай себе играются, — подумал царь, — им будем вместе веселей».

Мальчика приодели, ведь в дороге он обносился, вот и играют себе дети, бегают по двору, по саду.

Воин занимался своим делом, и поначалу за детьми не следил. А потом позавидовал мальчику, которого полюбила не только царевна, но и ее родные. Нахмурился воин, молчит, невзлюбил мальчика.

Шли годы. Дети подрастали. Подошло время отдавать их в школу, записали их. Дети ходят охотно, весело им, и учатся хорошо.

И царь, и царица так полюбили мальчика, что приняли его за своего. И так обращаются с ним, как с родным ребенком. А воин все больше завидует. Злится и все думает как бы его со свету сжить. И вот додумался он: «Скажу-ка я царю, что мальчик, мол, знает про златокрылую утку, что несет золотые яйца и может высидеть златокрылых утят».

Однажды царь прогуливался по саду, похвалил воина за порядок, а тот и говорит:

— Пресветлый царь! Ваш сад был бы еще прекрасней, если бы в нем летали и вили гнезда златокрылые утки!

— А откуда же их взять?

— Не знаю но наш-то маленький Иванко хорошо знает.

Удивился царь и велел позвать мальчика:

— Иванко, я слыхал, что ты знаешь про златокрылых уток, что несут золотые яйца?

— Я не знаю.

— Знаешь, только не хочешь сказать! — говорит воин. — Ты же мне хвастался.

И царю так захотелось иметь волшебную птицу, что он легко поверил садовнику и крикнул сердито мальчику:

— Ты знаешь! Ты должен достать златокрылую утку! А не достанешь, головою поплатишься!

Но что ж теперь делать? Царского указа изменить ведь нельзя. Царица и дочка хотя и пожалели мальчика да пришлось его отпустить.

Идет Иванко, идет через горы, по лесам и полям, из села в село, из города в город. Забрел он на высокие верховины. А там и дороги нету. Растерялся, мальчик, плачет, блуждая по дебрям. И проголодался уже. Где ягодку увидит, малину — собирает и ест, чтоб не пропасть с голоду. Как-то присел он под деревом отдохнуть. И подходит к нему какой-то незнакомец.

— Ты чего, мальчик, пригорюнился?

— Да что с того, если вам скажу? Вы мне все равно не поможете.

— А может, и помогу.

— Так и так... Велел мне царь принести ему златокрылую утку. А я про нее и не слышал.

— Ступай со мной, это дело нетрудное! Я тебе помогу.

Взял человек мальчика за руку, повел его за собой и говорит:

— Я найду тебе златокрылую утку, что несет золотые яйца.

Привел человек мальчика в свою хату, что стояла в дремучих зарослях, и передал его трем дочерям.

— Вы сперва мальчика накормите, он голоден. Пока я вернусь — научите его песенке, да такой, чтоб запели ее и те, которые слушают.

— Хорошо, нянько, все сделаем!

И человек направился в путь к Дикому морю, где водятся разные звери и растет вокруг моря высокая-превысокая трава — камыш. А в камышах разная птица, какая только есть на свете.

Пришел человек на берег Дикого моря, разделся и прыгнул в воду. Гоняется за утками, а утки ныряют до самого дна, а он за ними. Долго нырял он, пока не приметил золотую утку. Бросился за нею, а она плывет, как стрела. Но человек плывет и того быстрей. Догнал он ее и поймал. Принес утку домой.

Тем временем девушки научили мальчика волшебной песенке, подарили ему кудель и золотое веретенце. А отец их, вернувшись с золотою уткой, тотчас спросил:

— Вы научили мальчика песенке?

— Научили.

Человек запер утку в клетку и передал ее мальчику:

— Вот тебе златокрылая утка, только клетку не открывай, а то улетит. Поймать ее снова будет трудно.

И мальчик пообещал не открывать клетку.

— А теперь пойдем со мной, я укажу тебе дорогу. Только запомни хорошенько: ту песенку, которой научили тебя мои дочки, пой в дороге все время. А если перестанешь петь, тотчас погибнешь. Пой всю дорогу! А как придешь к царю, пой еще трое суток, чтобы царь понял, какую трудную задачу задал он маленькому мальчику.

Простился Иванко с человеком и его дочерьми, и двинулся в путь-дорогу. А тот лес, по которому он проходил, назывался Диким. И было в нем много разного дикого зверя. А тот человек, которого лесник поймал на полянке и привез к графу, и был царем этого Дикого леса и диких зверей. Мальчик выпустил царя Дикого леса на свободу, потому теперь он и маялся.

Идет мальчик по лесу напевает песенку, а звери, слыша ее, и себе тоже поют. Должны петь, а поэтому и не могут гнаться за мальчиком и его съесть.

Долго шел мальчик по лесу, долго пел он песенку. И пели ее все звери, каких он только не встречал.

Выбрался мальчик из лесу и пошел полями. Люди работали на нивах — косят, копнят, жнут, сушат сено — работают и поют, приходится им петь. На выгоне пасутся овцы, бараны, коровы, разный скот. Смотрит скот на мальчика и — поет. И пастухи поют тоже.

Идет мальчик по селам, идет по городам. И какое село ни проходит, какою улицей не идет, все вокруг него поет.

Вернулся мальчик к царю, напевая. Царь, царица, их дочь и слуги услыхали мальчика и тоже начали петь. Радио передает, что вся столица поет. Допелись уж до того, что попадали — чуть было не померли.

На третьи сутки, когда мальчик перестал петь, все утихло. Тогда Иванко и передал златокрылую утку:

— Вот вам златокрылая утка. Она снесет вам золотые яйца и выведет золотых утят.

Царь от долгого пения чуть не онемел и слова вымолвить не может: что-то горло стиснуло и не дает звука.

Прошла неделя, пока царь пришел в себя и смог заговорить с мальчиком. Рад он Иванке и все расхваливает его за златокрылую утку, так она ему понравилась. Ведь ничего подобного он ни разу не видывал.

И ходит опять Иванко в школу вместе с царской дочкой. Дети учатся в школе хорошо, а дома дружно забавляются разными играми. Как-то раз игрался Иванко золотой пряжей и золотым веретенцем. Девочка увидела и стала его упрашивать:

— Иванко, дай мне эту игрушку. Ты ведь мальчик, а я девочка, мне положено прясть.

— Я пряжи тебе не отдам. А девочка опять просит.

— Ладно, отдам, коль покажешь мне голые ноги до колен.

Девочка сняла туфельки, подняла верхнюю, одежду и показала ноги.

Мальчик подарил девочке золотую пряжу и золотое веретенце. Любуется ими девочка, разглядывает, а потом принесла показать их отцу-матери. Удивился царь, спрашивает Иванка:

— Откуда это у тебя таки вещи?

— Я нашел их на дороге.

Правду сказать Иванко не мог, так как дочери Дикого царя велели ему молчать.

Царь с царицей полюбили от всей души мальчика. А воин такой сердитый да злой, так зубами и скрежещет, всё думает: «Надо тебя погубить».

Однажды вечером встретился садовник с царем и говорит ему:

— Пресветлый царь! Иванко принес златокрылую утку. А мог бы достать вам и златокрылую гусыню, она снесла бы вам золотых яиц и вывела золотых гусят.

Захотелось царю иметь у себя в саду златокрылых гусей. Позвал он мальчика:

— Коль добыл ты златокрылую утку, то должен добыть и златокрылую гусыню. А нет — не сносить тебе головы на плечах.

Запечалился Иванко.

«Ведь царь Дикого леса — думает мальчик, — помог мне достать златокрылую утку. Но где мне теперь его найти и поможет ли он мне добыть златокрылую гусыню?»

Жалко царевне и царице мальчика. Приготовили они ему еду, дали напитков и отправили искать по свету гусыню.

Ходит Иванко, бродит по лесам, по горам, по широким полям. Идет из села в село, из города в город. Все хочет найти то место, где повстречал он царя Дикого леса. Но не удается ему найти то место.

Набрел Иванко в дремучем лесу на маленькую полянку... Присел на траву отдохнуть. Подходит к Иванке тот самый человек, что когда-то.

— Ты чего, сынок, пригорюнился?

— Велел мне царь принести ему златокрылую гусыню, что несла бы золотые яйца и вывела бы златокрылых гусят. А где ее найти?

— Не горюй, я тебе помогу! — И взял человек мальчика за руку, привел в хату, что стояла в дремучем темном лесу.

Передал мальчика своим дочкам.

— Вы сперва его накормите, дайте ему напиться, он очень проголодался. А потом научите его такой песне, чтобы всяк, слушая ее, плакал бы. Пока я вернусь, исполните мой наказ.

— Исполним, нянько! Все будет, как вы сказали. Когда девушки учили мальчика чудесной песенке, они подарили ему золотое мотовило.

А царь Дикого леса тем временем поспешил к Дикому морю. Разделся и прыгнул в воду. И поплыл стрелой за дикими птицами. Заметил златокрылую гусыню и кинулся за ней. Но гусыня плавала очень быстро. Пять раз облетел человек вокруг моря, пока, наконец, поймал ее.

Принес златокрылую гусыню домой и спрашивает дочек:

— Научили вы мальчика песне?

— Научили, нянько, научили!

Запер он златокрылую гусыню в клетку, вывел Иванка на дорогу и говорит:

— Не открывай клетку, а не то златокрылая гусыня улетит. И все пой песенку, которой тебя научили мои дочки. А как только перестанешь петь, сразу погибнешь. И пой ее всю дорогу. А как придешь к царю, то еще трое суток пой, чтобы царь понял, какую трудную задачу задал он маленькому мальчику.

Поблагодарил Иванко за помощь, простился и с песней двинулся в путь-дорогу. Идет он лесом, а звери и птицы — все живое — плачут. Долго-долго шел он лесом, пока не выбрался в поле. Люди на нивах работают — косят, копнят, жнут, сено сушат. Работают и плачут, — приходится им плакать. На выгоне пастухи стерегут овец, баранов, коров, лошадей. Слушают Иванкову песенку и тоже плачут. Весь скот плачет.

Пошел Иванко по селам, пошел по городам. Идет по улицам и все поет. И народ слышит и плачет. И всюду такой плач, какого никогда не бывало.

Воротился мальчик домой, поет, а царь с царицею плачут, плачет и царевна, плачут и слуги. И передает радио, что вся столица плачет. Трое суток плакало все живое, чуть было от плача не поумирало. На четвертые сутки утих плач. И не мог царь и слова вымолвить — так горло ему сжало, что и звука не слышно.

Вручил Иванко царю златокрылую гусыню. Обрадовался царь, но говорить никак не может. Только спустя неделю заговорил. Похвалил он мальчика:

— Ты принес мне драгоценные подарки, каких нет на всем свете.

И ходит Иванко снова с царской дочкой в школу. Учатся дети хорошо и дома играют, как товарищи. Однажды мальчик забавлялся золотым мотовилом. А девочка и увидела это.

— Иванко, отдай его мне! Я ведь девочка, оно для меня.

— Покажись мне до пояса, тогда я отдам.

Сняла девочка туфельки, подняла свитку и показала себя до пояса.

Отдал мальчик ей золотое мотовило. И продолжают дети играть.

И царь с царицей так полюбили Иванка, что готовы его на руках носить. А воин от злости аж бледнеет, сам не свой и зубами скрежещет: «Погоди, погоди, я надумаю еще, как тебя извести!»

И вот однажды царь гулял по саду, и говорит ему садовник:

— Пресветлый царь! Ваш сад украшен уже и златокрылыми утками и златокрылыми гусынями. Но нет в вашем саду златогривых коней.

Царь от удивления так и вскрикнул:

— Ох, вот это мне хотелось! Кабы сел я на коня златогривого, то стал бы я первым во всем свете! Такого чуда еще ни у кого нету.

— А вы б могли его иметь!

— Откуда ж?

— Иванко ведь добыл златокрылую утку, златокрылую гусыню. Может он добыть вам и златогривую кобылицу, и пойдут от нее златогривые жеребята.

Зовет царь мальчика.

— Ты достал для меня златокрылую утку и златокрылую гусыню. А теперь должен мне привести златогривую кобылицу, и пойдут от нее златогривые жеребята. А не сделаешь, не сносить тебе головы на плечах.

Пригорюнился мальчик. Думает себе: «Дикий царь дважды из беды меня выручил, принес златокрылую утку и златокрылую гусыню. Но где мне его теперь найти? Да и сможет ли он достать мне златогривую кобылицу?»

Жалеют мальчика царица и девушка. Приготовили они ему достаточно еды и питья и отправили в путь-дорогу по белому свету.

Блуждает Иванко по лесам, идет полями. Взошел на самые высокие полонины, в густые непроходимые пущи и набрел на полянку. Присел на траву отдохнуть. И явился к нему нежданно-негаданно тот самый человек, который его уже из беды выручал.

— Чего ты, Иванко, печалишься?

— Да как же мне не печалиться, коли царь велел привести такую златогривую кобылицу, чтоб давала златогривых жеребят?

— Не горюй! Правда, добыть златогривую кобылицу задача куда посложнее, чем принести златокрылую утку и златокрылую гусыню. Но попытаться можно.

Он взял мальчика за руку, привел в хату, что стояла в дремучей дикой чаще. Передал мальчика своим дочерям:

— Вы сперва его накормите, напоите, он проголодался. Пока я вернусь, научите его такой песенке, чтобы всяк, услыша ее, уснул.

— Накормим его, нянько, научим такой песенке. Царь Дикого леса поспешил к Дикому морю. Стал на берегу и свистнул. И выбежала с морского дна златогривая кобылица. Схватил человек ее за гриву и вскочил на нее. За пять минут облетела кобылица вместе со всадником вокруг света. Потом приземлилась и говорит:

— Я сдаюсь тебе, я заморилась!

Вот привел он златогривую кобылицу к своей хате. И спрашивает девушек:

— Вы научили Иванка песенке?

— Научили, нянько!

А дочки царя не только научили мальчика волшебной песне, но подарили ему еще и золотые кросна.

— Возьми их, Иванко, они в беде тебе пригодятся! — сказали мальчику.

А те золотые кросна такие маленькие, что можно их и в карман положить.

Указал царь Дикого леса Иванке дорогу, отдал златогривую кобылицу и еще раз подал совет:

— Ты на кобылицу не садись, а веди ее за собой и все время пой. Будешь петь, не останавливаясь. А если замолчишь, то враз сгинешь. Еще трое суток пой песенку дома, как придешь к царю. Одно тебе скажу: ты немало изведал беды из-за меня. Я — тот человек, кого ты на волю выпустил.

И мальчик его узнал. Потом простился с ним, поблагодарил его от всего сердца за помощь.

— Мне бы тебя благодарить надо! Ведь если бы ты не выпустил меня на волю, был бы я вечно рабом, а дочери мои остались бы сиротами.

Иванко и царь Дикого леса обнялись, расцеловались. Пожелал царь Иванке счастья и доброго пути. И двинулся мальчик лесами, и вот слышит он, как все звери, заслышав его песню, засыпают и храпят. Даже маленький муравей и тот уснул.

Долгое время шел Иванко лесом, пока не вышел, наконец, в широкое поле. Идет он лугами и видит — спит народ и все вокруг спать начинает, заслышав его песенку. Одни падают на землю, другие на колючий терновник, а третьи в воду. Падают и ничего не слышат, так крепко спят.

Идет Иванко по выгону. Пастухи возле овец, и коровы, и лошади, — все на свете в сон впадает.

Зашел он в село, добрался до города. Проходит по улицам, а все люди спят.

Неподалеку от столицы ждал уже Иванка тот самый воин — садовник с ружьем, что завидовал ему и его ненавидел. Хотел он тут Иванку убить. Опустился на колено, прицелился. Но, заслышав песенку, тотчас уснул. И все держал он ружье в руках словно окаменев.

Пришел Иванко на царский двор, поет-напевает, а царь с царицей и дочкой и все слуги уснули.

Поставил Иванко златогривую кобылицу на конюшню, привязал ее к стойлу, а уздечку взял с собой в комнату. А сам всё поет и поет и так целых трое суток. Вот минуло трое суток, и перестал Иванко петь. И начало сразу все просыпаться. Проснулся и царь — еле веки подымает, чтобы глянуть на свет божий.

— Пресветлый царь! — говорит ему Иванко. — Идите на конюшню, я передам вам златогривую кобылицу, и пойдут от нее златогривые жеребята.

Царь так рад-радёшенек, обнимает, целует Иванка:

— Милый мой мальчик, дорогой мой сыночек!

— Ох и любите вы меня... уж так любите, что ваш садовник хотел было меня застрелить.

— Этого быть не может!

— Ступайте со мной, проверьте и — поверите. Повел Иванко царя на окраину города. А там все еще стоял садовник на одном колене и целился из ружья.

— Подымайся! Ты что тут делаешь? — разбудил его царь.

Воин поднялся и страшно перепугался. Ружье у садовника взяли, а его присудили повесить на виселице.

Живет себе Иванко спокойно. Ходит в школу, хорошо учится. Вместе с ним ходит в школу и царевна. Учатся они хорошо, а дома играют, забавляются. Однажды играл Иванко с золотыми кроснами. А девочка увидела и говорит:

— Иванко, подари мне эти маленькие кросна. Ты ведь уже подарил мне и золотую пряжу, и золотое веретенце, и золотое мотовило. Ты — мальчик, а я девочка, они ведь тебе ни к чему.

— Я подарю тебе золотые кросна, коль покажешься мне голой.

Сняла девочка туфельки, сбросила свитку и стала перед мальчиком.

И увидел Иванко под правым плечом у девушки солнце, под левым — луну, на лбу золотую звезду, а на голове — золотые волосы. И сияют они так, что очи слепят.

Поглядел Иванко и говорит:

— Теперь я все знаю.

Девочка оделась, и продолжают они играть. Не может натешиться девочка драгоценными сокровищами, каких нигде и на всем свете нету.

Пробыл Иванко у царя еще три года — уж точно не помню, ведь дело было давно. И собрался он странствовать по белу свету, захотелось ему узнать, как людям живется. А было ему тогда лет пятнадцать-шестнадцать. Попрощался он с царем перед дорогой и говорит ему так:

— Оставайтесь счастливы, светлый царь, я пойду странствовать, поглядеть что на белом свете делается.

Не отпускает царь мальчика, не отпускает его и царица, а царевна горько плачет.

— Зачем тебе идти? Мы ведь тебя любим, как родного. Но никак мальчика не уговорить. Приготовили ему на дорогу всякой еды, разных напитков. Взял мальчик полную ташку денег, взял с собой банковую книжку: деньги можно получить по ней, где вздумается.

Взял с собой Иванко и свои школьные свидетельства да всякие там метрики. Царь написал ему характеристику... Когда все документы были готовы, он мог двинуться в путь куда вздумается, мог бы побывать всюду.

Простился он с царем, простился с царицей, попрощался с их дочкой, со школьными своими друзьями. И двинулся в путь.

Проходил он по селам, городам. Обошел всю страну. А потом перешел границу и попал в чужие края. Все ему было любопытно, всем он интересовался, насмотрелся он всего. И куда он ни приходил, была у него одна мысль, что вот не закончил он учения. В одном большом городе поступил он в высшую школу. И прошел там все науки. Но и этого ему было мало. Поступил он в военную школу и ее закончил.

Однажды, под вечер, ходит юноша по улице и слышит:

— Вечерние новости! Вечерние новости! Выкрикивает парень, продающий газеты. Так бывает во всех больших городах — и в Будапеште, в Нью-Йорке, Париже...

Иванко купил газету и начал читать. Прочитал уже все, а потом дошел до объявлений. В одном из них было напечатано: «Кто угадает, какие знаки на теле у моей дочери, тот и будет моим зятем». Это объявил царь, у которого Иванко прожил долгие годы.

Прочел юноша объявление и подумал: «Я уже немало повидал на свете. Изучил науки, вернусь я теперь в тот край, где прошло мое детство. Я знаю, какие знаки на теле у царевны. А такой прекрасной девушки не встречал я еще на свете».

И вот двинулся он домой. Шел он долго, очень долго. Как-то раз повстречал он цыгана. А цыгане привыкли торговать, людей обманывать. Спрашивает тот цыган Ивана:

— Куда путь держите?

— Иду к царю свататься...

— Это хорошо, так будем приятелями, я тоже иду к царю свататься.

Стало юноше уже повеселей, молодой ведь цыган веселый, разговорчивый. Всё рассказывает что-нибудь смешное.

Идут они, идут из села в село, из города в город, из страны в страну. Долго шли они, пока добрались до столицы, где жил царь со своею прекрасной дочкой. Как только вошли они в город, им захотелось поесть, они очень проголодались.

Иван зашел в казино, попросил обед. А цыган побежал на базар и купил себе там на две копейки лесных груш. Поел и старается, чтоб не отстать от Ивана. Вот идут они вдвоем к царю сватать его дочь. Что скажет Иван, то скажет и цыган.

А Иван пообедал, выпил пива и — прямо в царские хоромы.

Молодой цыган ждал его на улице и двинулся вслед за ним.

Приходят они к царю. Стража спрашивает:

— Что вам, господа, надо?

— Да, мы — женихи, хотим высватать царскую дочь. Пропустили стражи Ивана и цыгана в палаты, так как царь дал наказ впускать каждого, кто явится свататься.

А в царской палате заседала комиссия, она принимала и проверяла женихов со всего света. Каждый день являлись разные молодцы, вельможные господа то из одного государства, то из другого, то из третьего, — все старались угадать, какие знаки на теле у царевны.

Иван и цыган записались в очередь и ждали. Говорит им секретарь:

— Около четырех часов по полудни подойдет ваш черед. Кто из вас угадает, какие знаки на теле у царевны, тот и будет ее мужем.

До четырех часов было еще далеко, поэтому хлопцы пошли в город. Иван опять зашел в казино, а молодой цыган — на базар. Купил он опять себе простых лесных груш, и так наелся, что живот вздуло.

В назначенный час оба жениха явились в царские палаты, на комиссию. Председатель комиссии поднялся из-за стола и громко сказал:

— Какие у царевны знаки на теле?

— Под правым плечом солнце! — ответил Иван.

— Под правым плечом солнце! — крикнул цыган.

— Под левым плечом луна! — ответил Иван.

— Под левым плечом луна1 — крикнул цыган. Иван:

— На лбу золотая звезда! Цыган:

— На лбу золотая звезда! Иван:

— На голове золотые волосы! Цыган:

— На голове золотые волосы!

И комиссия решила: оба угадали. Оба имеют право на царевне жениться.

Председатель комиссии огласил:

— Оба вы не можете быть женихами. Может только один из вас. Поэтому мы посоветуемся. В десятом часу вам будет объявлено, кто из вас станет мужем царевны.

Хлопцы опять пошли в город. Иван зашел в казино, а цыган — на базар. Опять купил себе диких простых груш и так наелся, что живот вздуло.

Иван шел из казино. Купил по дороге сахару, медовых пряников и попросил все это завернуть в бумагу.

В девять часов юноши явились в царскую палату.

Комиссия приготовила темную комнату, без окон, без света. Внесли в нее три кровати. Одну поставили у одной стены, вторую — у другой, а третью — посередине.

Привели юношей в комнату и сказали:

— Здесь три кровати. Один из вас ляжет на одну, другой — на другую. А на среднюю никто не смеет ложиться. Так будете спать вы до самого утра.

Иван и цыган вошли в темную комнату, нащупали руками постель и легли. А средняя кровать осталась пустой.

Ночью комиссия ввела в темную комнату царевну. Она легла посреди комнаты. Девушке завязали голову платком, чтобы золотая звезда и золотые волосы не сияли в темноте. Девушка не знала, что с правой стороны лежит Иван, а с левой — цыган, ведь она их не видела.

И порешила комиссия так: к кому из них девушка ночью придет, тому она и достанется.

Все трое лежат, а уснуть не могут. Иван взял конфетки, медовый пряник и ест.

Услыхала девушка и спрашивает:

— Ты что ешь?

— Я отрезал себе нос и ем его.

— Брось его мне, чтобы знать мне, хорош ли твой нос. Иван бросил девушке конфету.

— О-о, какой у тебя вкусный нос!

А разговор их услышал цыганок. Резанул острым ножом по носу и начал есть. А в носу хрящи хрустят на зубах у цыгана.

— Что это ты ешь?

— Я ем нос! — прогнусавил цыган, так как без носа говорить он ясно уже не мог.

— Брось его мне! Я отведаю хорош ли твой нос. Цыганок бросил.

— Ой, какой у тебя смердящий нос! Вскоре Иван начал есть медовый пряник.

— Что ты ешь? — спрашивает девушка.

— Я отрезал ухо и ем!

— Дай и мне, хочу знать, хорошее ли у тебя ухо. Иван кинул медовик, а девушка смакует его.

— Ой, какое у тебя вкусное ухо!

Цыган прислушался к разговору, отрезал острым ножом ухо и начал жевать.

— Что ты ешь? — спрашивает девушка.

— Я отрезал себе ухо и ем! — Дай и мне!

Цыганок отрезал и второе ухо и бросил его девушке.

— Ой, как твое ухо смердит!

Вскочила девушка с постели и тут же бросилась к Ивану.

Наступил день, открывает комиссия дверь, видит: царевна лежит рядом с Иваном, а на другой постели — окровавленный цыган, без носа, без ушей.

— Что с тобой? — спрашивают плачущего цыгана.

— Я отрезал себе нос и уши, и мне больно. — А зачем ты отрезал нос и уши?

— Так Иван же себе тоже отрезал.

Так цыган-бедняга остался и без носа, и без ушей, и без невесты.

А Иван взял под руку царевну и пошел к царю. Глядит девушка на юношу и любуется им. Вроде бы узнает его, но не может догадаться, где и когда с ним встречалась.

Вот настало время свадьбы, и проверили документы юноши. И только теперь царь с царицей и с царевной узнали, что молодой парень, жених — это Иванко. Тот самый Иванко, что добыл златокрылую утку, златокрылую гусыню, привел златогривую кобылицу, подарил девушке золотую пряжу с золотым веретенцем да золотое мотовило и злотые кросна. Обрадовались они ему. А царь и говорит:

— Сын мой! Это ведь я из-за тебя дал объявление в газеты. Я знал, что только ты можешь угадать, какие знаки на теле у моей дочери. Мы так хотели, чтобы ты на ней женился. Теперь ты законный жених моей дочки! После свадьбы я передам тебе все мое царство-государство и на твою умную голову возложу корону. Ты заслужил ее, ведь ты так намучился, натерпелся и немало беды изведал.

И дал царь приказ готовить свадебный пир. Созвали гостей со всего царства и из соседних государств. Пригласили и родных Ивана — отца и мать. Они не знали, что их сын женится, берет себе в жены царевну. Только на пиру узнали они юношу, которого сами выгнали из дому.

Но Иван на них не сердился. Он обнял и расцеловал мать и своего отца. Обнялись и расцеловались и отцы. Обнялись и расцеловались и матери. И не было конца-края той радости, что была там.

После свадьбы старый царь передал Ивану царство и зажили молодые счастливо. Наверно, живут они и сейчас, коль не померли.

А кто не верит, пускай проверит.

Источник и примечания

Паленка — водка.

Кросна — ткацкий станок.

Ташка — дорожная кожаная сумка, украшенная медными пуговицами.

Запись, составление и редакция П. В. Линтура, И. М. Чендея. Перевод Г. Н. Петникова

  • Сказки зелёных гор. Рассказанные М. М. Галицей. Издательство «Карпаты». Ужгород. 1966 г. 287 с.